Главная » Культура и традиции » Традиции
11:15
Старообрядческая библиотека В.М. Амосова

Библиотека В.М. Амосова

Для старообрядцев книгособирательство было непременным условием их существования. Книга и библиотека, в основном личная, стали для старообрядцев святым атрибутом самого учения, а спасение древних рукописей и "дониконовских" печатных книг - обязательной потребностью, на осуществление которой денег никогда не жалели.

Положение приверженца старой веры ставило его вне закона. Не имея права на образование, государственную службу и связанные с ней привилегии, на политическую деятельность, они должны были откупаться от правительства двойной подушной податью, а детей обучать в семье и, следовательно, книга для них была основным источником знания.

Древние рукописи передавались из поколения в поколение как особая ценность, как некий символ - хранитель рода семьи, ее истинного благополучия. Не признававшие официальной церкви, старообрядцы хранили библиотеки в своих домах, книга стала для них частью их учения.

Житие Антония Сийского, XVII в., 4°, 168 л. (Из библиотеки В.Амосова)

Среди личных библиотек северных крестьян особое место занимает библиотека Василия Амосова, крестьянина из деревни Скобели Виноградовского района. В XV-XVI вв. эта фамилия владела обширными землями в Новгороде и на Двине, которые к XVI веку утратила и постепенно растворилась в крестьянской среде. Существование библиотеки в XIX-начале XX вв. свидетельствует о новом расцвете этого рода.

Библиотека Амосова насчитывала более трехсот книг, среди которых: литературные и исторические сборники, повести, рассказывающие о самоотверженной борьбе русского народа за свою независимость, полемические сочинения против царских опричников, певческие рукописи и др.

Автограф Епифания (Из библиотеки В.Амосова)

Интересна история приобретения этого собрания. В августе 1971 года заведующему Древлехранилищем Пушкинского Дома В.И. Малышеву вернулась обратно бандероль, адресованная Агнии Федоровне Богдановой в деревню Борки Виноградовского района Архангельской области с припиской местных почтовиков: "Адресат умер". Малышев потерял покой. По его данным у А.Ф. Богдановой сохранилась библиотека известного на Двине в начале XX века крестьянина-старообрядца Василия Матвеевича Амосова. Не отрицала этого в письмах и сама Агния Федоровна, подтверждая свое согласие на передачу после ее смерти всех книг Пушкинскому Дому. Именно это своего рода "завещание" сыграло решающую роль в сохранении самой крупной на сегодняшний день крестьянской старообрядческой библиотеки. В деревню Борки была срочно направлена сотрудница Пушкинского Дома. Приехала она как раз вовремя - половина книг в это время уже находилась в соседнем доме, у бабушки-староверки. Бабушку удалось убедить вернуть рукописи. В итоге этой поездки из Борков было вывезено 168 рукописей XV-XX вв. Никто не мог даже предположить, что в небольшом по северным меркам доме может находиться такое большое количество книг.

Тетрадь учёта В.М. Амосова

Во время второй поездки сотрудников Пушкинского Дома было обнаружено еще более полутора сотен печатных книг, а по разным углам дома удалось отыскать и рукописи. Одна из них была перечнем рукописных и печатных книг библиотеки В.М. Амосова, им самим составленным, с последующими записями о выдаче их читателям-крестьянам окрестных Борку деревень. Тетрадь учета, которая велась 18 лет, сохранила сведения о цене книг и о том, где и у кого хозяин ее покупал. Рукописные и старопечатные книги Амосовы приобретали в Москве, Архангельске, Вологде. Некоторые из них переписывались и украшались орнаментом сестрой Амосова - Палладьей Матвеевной, которая хорошо известна искусствоведам как талантливая художница, искусно расписывавшая прялки и туески.

Записи о принадлежности книги В.М. Амосову

На то, что собрание книг было библиотекой, указывают многочисленные владельческие записи, книжный знак Василия Матвеевича Амосова с короной и инициалами.

Владельческий знак В.М. Амосова с короной и инициалами

За несколько дней до отъезда, сестра Агнии Федоровны Пелагея Федоровна принесла маленькую тоненькую книжечку в картонном переплете, некое житийное повествование от первого лица. Это был второй, из трех известных ученым, автограф Епифания - духовного отца протопопа Аввакума, его "соузника" по пустозерской ссылке, где их потом сожгли в одном срубе вместе с попом Лазарем и дьяконом Федором.

Автограф Епифания

В составе библиотеки Василия Амосова не только автограф Епифания. Есть в ней: сборники с выписками из произведений Аввакума, произведения старообрядческих идеологов Денисовых Семена и Андрея, Летописец от начала мира до XVII в., Родословец Адама, содержащий выписки из русской истории, в том числе северных районов, Житие Антония Сийского с виршами, где использованы цельногравированные листы из Месяцеслова Антониево-Сийского монастыря, написанный рукой Федора Матвеевича Сметанина в 70-80-е годы XIX века Патерик Киево-Печерский. Для написания Патерика, по-видимому, использовались кислые чернила, из-за чего в тексте произошло их растекание и постепенное угасание.

Цельногравированные листы из Месяцеслова Антониево-Сийского монастыря

Книги были одинаково оформлены, на них наклеены черные холщовые корешки и проставлены номера.

В настоящее время библиотека, принадлежащая ранее известному на Двине крестьянскому роду Амосовых, хранится в Пушкинском Доме.

 

Патерик Киево-Печерский (писец Федор Матвеевич Сметанин), 70-80-е гг. XIX в.

Категория: Традиции | Источник | Просмотров: 12812 | Добавил: admin | Теги: Борок



Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]