Чажестрово: очерки о прошлом / А. И. Бутаков

Крестьяне и сельская община
‹‹ Назад                            Содержание                           Далее ››

Чтобы иметь некоторое представление о форме организации жизни наших предков, кратко остановимся на этом вопросе.

Известно, что в Верхнем и Нижнем Чажестрове проживали дворцовые и (частично) экономические крестьяне.

Поморская энциклопедия дает такое разъяснение: «крестьянин (от греческого «христианос», древнерусского «христианин») представитель общественной группы непосредственных производителей, использующих землю для первичного производства сельскохозяйственной продукции. Исторически крестьянство формировалось как класс мелких производителей и собственников» [49].

На наш взгляд, нельзя не согласиться с существующим мнением, что в дореволюционной России за крестьянами, несмотря на то что они являлись низшим, малограмотным податным сословием, всегда была высшая моральная и историческая правота, которую они прекрасно осознавали. Тесно общаясь с природой, будучи хранителями вековых культурных традиций, крестьяне были наиболее органичной частью общества. Это было самодостаточное сословие России, которое несопоставимо больше давало, чем получало.

До начала XX века основную массу населения России составляли черносошные крестьяне. Название черносошный произошло от словосочетания «черные люди» и «соха». Черный – тяглый, податной, живший на черных (т. е. облагаемых податью. – А. Б.) землях. В XIV-XVII веках на Русском Севере черные земли юридически являлись собственностью государства, считавшего, что земля находится лишь в пользовании крестьян. Крестьяне могли закладывать и продавать участки на которых сидели [50]. Юридически черносошные крестьяне были свободны от феодальной зависимости.

Вторая форма землевладения дворцовая. Дворцовые земли принадлежали на правах феодальной собственности Великому Московскому князю, позднее – царю и императорскому Уделу (отсюда-удельные крестьяне). Удельные крестьяне жили на Севере довольно компактной группой по берегам рек Ваги и Северной Двины и их притоков. В Важском уезде они составляли 95,3% от всего населения [51].

Третья форма землевладения – монастырско-церковная. В 60-х годах XVIII века бывшие монастырские крестьяне стали называться экономическими.

Вся крестьянская жизнь в каждой деревне (селе) регулировалась сельским обществом – общиной. Сельская община – древнейшая форма организации жизни на севере России. В XIX – начале XX веков она стала низшей общественноадминистративной единицей государства. Общину составляли одна или несколько деревень (сел), владевшие общинными сельхозугодьями. В Чажестровское сельское общество входили крестьяне села Горбовского (Верхнее Чажестрово) и деревни Климовской (Нижнее Чажестрово). Управлялась община сельским сходом. Повседневное руководство осуществлял староста, который избирался сходом.

Карта территории Чажестровского сельского общества. 1853 год

Всей общественной землей распоряжалась община. Крестьяне, бывшие основными коллективными землепользователями, с помощью общины решали поземельные вопросы, распределяли подати и повинности, собирали хлеб, деньги в уплату государству. Община надзирала за порядком, накладывала на крестьян общинные обязанности (сбор податей, исполнение должности полицейского десятника, представительство в волостном суде, исполнение должности смотрителя общественного хлебного магазина и др.) Каждый член общества имел право на надел общинной земли, и, даже если он уезжал, его дети и внуки, вернувшись, могли получить из общины надел земли. Решения общинного схода (приговор) были обязательны для исполнения и могли отменяться только уездным съездом по крестьянским делам или вышестоящими органами.

Несколько сельских обществ составляли волость. Уже с середины XVI в. в Поморье волость стала основной административно-территориальной единицей, затем начали складываться уезды. В деятельности волости различали две стороны: вопервых, удовлетворение потребностей и интересов составляющих ее обществ и во-вторых, с тех пор, как государство приспособило волость для своих целей – удовлетворение требований, предъявляемых к ней государством (сбор податей, судебнополицейское управление) [52].

Как и царская Россия, молодое советское государство быстро приспособило сельскую общину и волость для решения своих проблем. Продразверстка (с января 1919 г.) обложение крестьянства заданиями по сдаче продуктов распределялась на волости и деревни. При этом община впредь до полного выполнения наряда оставалась ответственной за весь наряд в целом и отвечала за неисправного отдельного плательщика.

Советская власть узаконила общину в 1922 году. С этого момента и до 1928 года в деревнях сложилась парадоксальная ситуация: действовали две власти – с одной стороны сельские советы, олицетворяющие диктатуру пролетариата, а с другой земельные общества (бывшие сельские общества), сохранившие за собой привычное право распоряжаться как своей землей, так и собственным бюджетом. С этой патриархальщиной большевики повели беспощадную борьбу. В 1928 году сельские общины были запрещены. То, чего не могло добиться царское правительство экономическими мерами посредством Столыпинской реформы, советское государство быстро решило волевым методом.

Действующая на протяжении нескольких веков общественная форма управления в деревне была ликвидирована и заменена сельскими советами, которые больше тяготели к командной форме управления и полностью зависели от райисполкомов и партийных органов.

Карта размещения дальних сенокосов Чажестровского сельского общества. 1866 год (ГААО. Ф. 114. Оп. 5. Д. 63. Л. 1).

Примечания

49. Поморская энциклопедия. Т. 1. Архангельск. 2001. С. 208.
50. Там же. С. 437, 438.
51. Там же. С. 413.
52. Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере в XVII в. СПб. 1912.

     ‹‹ Назад                        Содержание                          Далее ››

Оставить комментарий