Чажестрово: очерки о прошлом / А. И. Бутаков

Мельница
‹‹ Назад                            Содержание                           Далее ››

Чажестровская водяная мукомольная мельница стояла на реке Пянде, числилась за селом Горбовским и обслуживала жителей деревень Чажестровского сельского общества. Когда она появилась, установить не удалось, но известно, что мельница уже существовала в 1866 году и ее хозяином был Семен Третьяков [94]. В начале XIX в. Чажестровское сельское общество имело и ветряную мельницу-столбовку, но информации о ней не сохранилось.

Первые камнетерки для изготовления муки были изобретены в Египте примерно 17 тысяч лет назад. Первые водяные мельницы были построены в Древнем Риме и с тех пор почти не изменились.

В русских летописях водяные мельницы впервые упоминаются в XIII веке. На Руси они получили широкое распространение и просуществовали почти до середины XX века. С давних пор мельницы появились и в Среднем Подвинье. Известен факт, что строительство водяной мельницы в 1706 г. велось в г. Шенкурске и ряде волостей уезда [95]. Уже в 1785 г. на территории нынешнего Виноградовского района была 31 ветряная и 33 водяных мельницы. Почти через 100 лет (1877 г.) их уже было соответственно 27 и 49. Только Устьважская волость (от Конецгорья до Пянды. – А. Б.) имела девять водяных и одну ветряную мельницы [96].

В те давние времена мельницы, как правило, ставили всем обществом: крестьяне сообща рубили лес, покупали или сами готовили жернова, вели все строительные работы. Деньги (или мука), взимаемые за размол, шли обществу. С течением времени все мельницы приобрели конкретных хозяев, которые выкупили их у общества и стали собственниками. Особенно широко этот процесс прошел в 80-е годы XIX cтолетия.

Что представляла из себя водяная мельница? Ответ на этот вопрос можно найти в книге «Тихая моя родина» уроженца Тарнянской волости (не так далекой от Чажестрова) Шенкурского уезда Евгения Ивановича Овсянкина, который не раз бывал на таких мельницах. Он пишет: «Внешний вид всех мельниц был весьма прозаичен. Простая клеть под двускатной кровлей, стоящая одной стороной в воде, а другой на берегу, таков общий облик этой скромной постройки. В самом сооружении было, как правило, только два-три небольших окна и наружная дверь. Тут же рядом с клетью была плотина со сливом между двумя берегами, лоток с заслонкой и воротом для подъема, а над лотком – мельничное колесо. Колесо было чемто вроде центра всего мельничного сооружения, обычно оно укреплялось в бревенчатом каркасе, примкнутом вплотную к срубу» [97]. К этому можно добавить, что сердце мельницы – это жернова, ее основная и важнейшая деталь. В зависимости от производительности мельницы и напора воды жернова были разного размера, доходя до 1,2 метра в диаметре. Жернова всегда ставились и работали только в паре: бегунец – верхний жернов и лежень – нижний жернов. Такая работающая пара называлась поставом.

В мельнице могло быть несколько поставов. Установить и настроить жернова, сделать на них необходимые насечки – большое искусство. Нижний жернов был неподвижен, а верхний вращался вокруг своей оси, скользя по нижнему и размалывая попавшие между ними зерна. Получались крупа и мука. Процесс регулировался количеством подаваемого в жернов зерна. Кроме жерновов на мельницах были ступы с пестами (короткий тяжелый стержень с округлым концом). Под ритмичными ударами пестов в ступах зерно дробилось или от него отделялась кожура (ячмень, овес).

По воспоминаниям Виктора Андреевича Пьянкова (1928 г. р.), уроженца деревни Нижнее Чажестрово, который в детстве постоянно ездил с отцом на мельницу молоть свое зерно, Чажестровская мельница также представляла собой прямоугольный сруб с двускатной кровлей, стоящий у самого уреза воды. На чердаке мельницы были большие камни гнет, чтобы придать строению большую устойчивость при весенних паводках. От запруды до колеса мельницы был сделан канал из бревен, по которому поступала вода, когда открывалась заслонка. Мельница была на два постава. Она поражала крестьян прошлого своей «механизированностью», постоянным шумом колес и завораживающей глубиной омута у плотины.

Мука грубого помола, которую получали наши предки, была более полезна, чем современная, самого тонкого помола.

Мельницы для местных жителей мололи ячмень, овес, рожь, часть гороху и пшена. Большие мельницы мололи 4000 – 4500 пудов зерна в год, маленькие – 600 – 700 пудов. Работал на мельнице хозяин, при больших объемах помола нанимались работники.

Мельницы находились на удельной земле, за которую надо было платить арендную плату по три-четыре рубля в год. Сама мельница и устройство к ней стоили в XIX веке около 300-400 рублей (маленьких – 100-150). Деньги немалые, если учесть, что в это время работающий человек получал за свой труд 13– 15 рублей в месяц, а годовой доход от мельницы был от 40 до 80 рублей (маленьких – 20–30 рублей) [98]. По данным губернского статистического комитета, в 1869 г. в Шенкурском уезде стоимость лошади составляла от 10 до 40 рублей, быка – от 10 до 50 рублей, коровы – от 8 до 20 рублей.

1929 г. на основе Чажестровской мельницы была создана мельничная артель, которая работала довольно успешно. Затем мельница перешла в собственность сельскохозяйственной коммуны «Красный путь», состоящей из крестьян Верхнего и Нижнего Чажестрова. При коллективизации ее хозяином стал колхоз «Красный путь» деревни Верхнее Чажестрово. Услугами мельницы пользовались три колхоза. С появлением в 30-е годы прошлого столетия больших паровых мельниц, работающих более экономично, маленькие водяные и ветряные мельницы стали уходить в небытие. В 1947 г. колхоз «Красный путь» продал свою мельницу Виноградовскому райкомхозу за 2000 рублей [99]. В конце 50-х годов мельница уже не работала, на ней запань «Пенье» организовала производство кирпича для кладки печей при жилищном строительстве.

Только оставшиеся от запруды камни на берегу р. Пянды напоминают сегодня об этой труженице, да дороги, идущие от Верхнего и Нижнего Чажестрова до сих пор называются «мельничными».

Время и наступающий прогресс берут свое, старое неизбежно уходит из нашей жизни, его не вернуть. Но можно вспомнить об ушедшем, чтобы знать историю своего народа, своих предков.

В настоящее время в ряде мест нашей области водяные мельницы восстанавливаются как музейные экспонаты. Несколько таких мельниц реконструировано в Кенозерском национальном парке и музее деревянного зодчества под Архангельском.

Примечания

94. ГААО. Ф. 6. Оп.10. Д. 71. Л. 7.
95. Овсянников О. В. Шенкурск. Архангельск. 1978. С. 40.
96. Озол Л. Ю., Малышев Э. В. Летопись Двиноважья. Березник. 1999. С. 20, 32.
97. Овсянкин Е. И. Тихая моя родина. Архангельск. 2010. С. 76, 77.
98. ГААО. Ф. 6. Оп. 10. Д. 116. Л. 18.; Ф. 383. Оп. 2. Д. 67. Л. 22, 56, 57.
99. ВРА. Ф. 89. Оп. 1. Д. 13. Л. 44.

     ‹‹ Назад                        Содержание                          Далее ››

Оставить комментарий