Речные и озёрные операции на Севере / К.И. Соколов-Страхов

Выводы и заключение
‹‹ Назад                            Содержание                                         

II

Опыт боевых действий на севере позволяет сделать, некоторые тактические выводы, могущие иметь принципиальное значение для будущего.

Альфой и омегой боевых действий в озерно-речных пространствах севера является тесное сотрудничество пехоты, артиллерии, флотилии и гидроавиации.

При борьбе на лесистых берегах дальнобойность современных орудии не будет играть столь доминирующей роли, как скорострельность: причем особенно могущественным средством несомненно явятся орудия сопровождения пехоты (вьючные).

При борьбе с берега против кораблей может быть с успехом использована войсковая артиллерия. Совершенно естественно, что если на берегу имеется скрыто поставленная батарея, то она может послужить продолжительной помехой развитию операций озерной флотилии. В борьбе же на берегах рек особенно важно использование орудий «кинжального типа».

Наличие бронепоездов является совершенно необходимым для обороны железнодорожных путей, но в некоторых районах, соприкасающихся с озером или рекой, будет целесообразно использовать бронепоезда и для борьбы с речными силами. Совершенно необходимыми средствами, конечно, будут зенитные орудия и пулеметы.

Большую услугу в наблюдательной службе принесут змейковые аэростаты. Из средств связи особенно полезными будут радиотелеграф и радиотелефон. 10 августа у Сельцо, когда у англичан все остальные средства связи сдали, только радиосвязь работала без перебоев. «Положение действующих войск без радио было бы весьма жалким», — замечает английский военный писатель Синглетон Гейтс [1].

В этом сжатом очерке, конечно, нет возможности остановиться на вероятных задачах каждого рода войск в отдельности, да это и не требуется, нужно только установить основные тенденции боевых действий на севере.

Перейдем к освещению вопросов наступления, обороны, противовоздушной защиты и службы тыла сухопутных частей при действиях их вдоль речных и озерных систем.

Собственно, операции в речных и озерных пространствах могут быть подразделены на три вида: а) вдоль реки, б) с одним флангом, примкнутым к озеру, в) с обоими флангами, упирающимися в водные рубежи. Все эти операции в достаточной степени сложны и требуют большой гибкости в управлении. Самой сложной операцией явятся действия по речному направлению, в котором фланги войск упираются в густые леса и требуют тщательных мер для их обеспечения и защиты. Действия же с флангами, упирающимися в озерные пространства, сравнительно легки при наличии на озере своей сильной флотилии, могущей не допустить высадки неприятельского десанта, и чрезвычайно осложнены в обратном случае — при слабости нашей флотилии.

Последнее вынудит командира сухопутных войск выделять значительные силы в резерв для противодействия возможным десантам противника и для усиления береговой охраны.

Наступательные и оборонительные действия с флангами, примкнутыми к озерным пространствам, ведутся в форме обычных операций, причем для охватов и обходов противника весьма выгодно направлять десанты с флотилией или на плотах.

Операция вдоль реки представляет собой уже довольно сложное предприятие, к тому же совершенно не исследованное у нас.

Опыт операции у Сельцо 10 августа позволяет по этому поводу сделать некоторые выводы для организации борьбы вдоль речных направлений.

Я начну с обороны, так как это даст возможность легче всего подойти к исследованию прочих элементов.

Оборона сравнительно малыми силами берега реки в гражданскую войну цеплялась за населенные пункты. Эти населенные пункты являлись как бы узлами сопротивления. В гражданскую войну на севере какая-нибудь тысяча людей иногда вела оборону на 30 — 40 км. Деревни, следовавшие одна за другой на расстоянии 5 — 10 км, занимались отрядами в 100 — 200 штыков. Такое расположение частей называлось групповым. Типичный пример групповой обороны мы видим в районе дер. Сельцо — Городок.

Идея групповой обороны безусловно верна и для будущего, но только при следующих обязательных условиях. Во-первых, между отдельными опорными пунктами на берегу должна обязательно существовать огневая связь, перекрывающая по возможности все подступы по реке и по ее берегам, дающая возможность концентрировать огонь на наиболее опасных для неприятеля подходах; должно быть обеспечено координирование сухопутных и речных действий; иными словами, должен быть создан огневой мешок для неприятеля, проникновение в который вело бы к его истреблению; и, во-вторых, этот способ обороны возможен только при наличии сильного резерва для маневра по берегу, так как иначе отдельно атакуемые опорные пункты будут обречены на поражение, после того как расстреляют свои огнеприпасы [2].

Речные подходы к такому огневому мешку должны быть хорошо минированы и перекрываться огнем речной артиллерии; полезно также широкое применение орудий «кинжального типа».

Система групповой обороны безусловно должна, быть, построена в глубину, т. е. за первым огневым районом на расстоянии 15 — 20 км должен быть организован заранее тыловой групповой район. Таким образом, одна стрелковая дивизия одновременно сможет занять только один групповой район, при условии если один стрелковый полк будет вести оборону одного берега, другой стрелковый полк другого и третий, обеспеченный переправочными средствами, будет находиться в качестве ударного маневренного кулака в непосредственной близости (4 — 5 км) от первых эшелонов.

Что касается службы обеспечения, то она должна состоять из непосредственного охранения каждого опорного пункта; для этой задачи полезна постройка в лесу блокгаузов с пулеметами. Наблюдение за промежутками должно быть организовано дозорами. Пространство между нашими районами и неприятелем должно заполняться разведкой, устраивающей засады, закладывающей секреты и постоянно тревожащей противника мелкими нападениями.

Управление разрозненными по обоим берегам частями будет очень затруднительно, поэтому план обороны должен быть методично разработан, иметь различные варианты действий на случай прорыва противника на одном из берегов или вдоль по реке.

Действия речной флотилии будут заключаться в разведывательной службе, в постановке минного заграждения, в борьбе своей артиллерией, дальность которой достигает 10 — 15 км, в высадке десантов, в отражении речных атак противника. Иногда флотилия примет участие в борьбе с прорвавшимися в тыл сухопутными частями.

Для выполнения всех этих задач необходимо прежде всего выбрать и оборудовать позицию вблизи сухопутного фронта, но вне обстрела неприятельской полевой артиллерии.

На позиции располагаются плавучие батареи и речные боевые корабли в зависимости от числа и калибра орудий. Кроме передовой позиции необходимо выбрать и запасную в том же районе, где будет организован тыловой район сухопутных войск. Позиции лучше всего располагать на островах, которыми изобилуют наши северные реки.

Перейдем теперь к рассмотрению наступательных действий.            

Наступлений сухопутных войск и речных сил вдоль реки должно быть рассматриваемо, как весьма трудная операция.

Форма и способ наступления будут зависеть от степени ожидаемого со стороны противника сопротивления. Быстрота выполнения будет зависеть от разумной оценки всех трудностей, с которыми придется иметь дело в столь сложной операции, как речная. Важно поэтому обратить серьезное внимание на тщательную рекогносцировку подступов и разведку противника. Особенное значение приобретают выбор и удержание господствующих наблюдательных пунктов по обоим берегам реки.

При наступлении на регулярного противника потребуется строгий методизм, необходимо первым условием ставить постепенность выполнения боевых задач.

Нарезка секторов для наступления, как это мы видим в английской операции 10 августа, заслуживает серьезного внимания. Несомненно, что за каждый берег и за фарватер реки должен всецело отвечать определенный командир: за берега — начальники сухопутных войск, за реку — командующий флотилией. Едва ли будет целесообразно на обоих берегах сосредоточивать равные силы: командир наступающих войск должен определить, на каком берегу он нанесет главный удар, т. е. где будет находиться его ударная группа и где сковывающая. Но так или иначе, второй эшелон должен иметь возможность, в случае надобности, быть переброшенным и на другой берег. Стало быть,, переправочные средства должны всегда быть наготове.

Резерв начальник должен оставлять в своих руках, ибо в лесной, закрытой местности обход даже небольших сил противника создает тревожную обстановку в тылу. Обходы будут очень часты и к ним нужно быть готовым.

Объектами наступления будут определенные районы, занятые противников. Английское наступление в районе Сельцо 10 — 14 августа распадалось на серию отдельных действий по определённым опорным пунктам, но каждой английской колонне были поставлены ясные задачи, начальникам была предоставлена достаточная инициатива, артиллерийский огонь в случае нужды массировался (Сельцо — 10 августа). Из опыта этой операции мы можем сделать вывод, что каждой колонне нужно указывать определенный маршрут, указать совершенно определенную (по местности) цель. Весьма важно также принять меры к взаимной связи между отдельными колоннами и командованием. Постоянная информация сухопутных войск о действиях флотилии совершенно необходима.

Наступательные действия флотилии на наших северных реках не представят каких-либо особенностей сравнительно с подобными же операциями на других реках Союза. Коротко говоря, эти операции могут вылиться в формы разведывательной деятельности, артиллерийской подготовки наступления (англичане у Сельцо 10 августа), прорыва флотилии вдоль по реке и высадки десанта. При благоприятных обстоятельствах может быть произведена минная атака.

Все эти действия должны вытекать из общего хода операций сухопутных сил.

Деятельность флотилии в значительной степени увязывается с работой гидроавиации.

В связи с новыми опытами постановки мин с воздуха открываются новые горизонты в минно-заградительной борьбе на реках и озерах. Основной целью заградительных операций с воздуха является связывание действий противника, основанное, главным образом, на нанесении материального ущерба. Кроме того, минные действия с воздуха могут быть использованы и для борьбы против неподвижных речных сооружений в виде мостов, понтонов и т. д.

Воздушная оборона и маскировка при действиях на реке и на озере должны быть серьезно и глубоко продуманы. Средства речной борьбы и транспорт на свободной воде не допускают своего маскировании и могут легко подвергнуться неприятельской атаке. Поэтому важно стремление к господству в воздухе и к уничтожению неприятельской авиации.

Дымовые средства могут быть с успехом применяемы во всех сложных операциях вдоль реки и озера. В обороне тыла против авиации они приобретают важнейшее значение.

Нам осталось еще сказать несколько слов относительно устройства тыла. Все снабжение и пополнение будет очень часто производиться исключительно по водному пути.

Гражданская война 1918 — 1919 гг. дает немало ярких фактов использования нашими и неприятельскими сухопутными отрядами исключительно водного транспорта. Северная Двина служила главным путем снабжения войск, действовавших на Архангельском направлении. Так, в октябре 1918 г. наша Северо-Двинская флотилия состояла всего лишь из пяти вооруженных пароходов, двух плавучих батарей и двух барж с орудиями. В это же время транспорт, обслуживавший сухопутные части, включал 80 пароходов и около 50 барж [3]. Во время боевых действий в районе Медвежья Гора в течение почти всего лета 1919 г. наши войска снабжались водным путем по Онежскому озеру, ибо железнодорожный мост через реку Суну был разрушен.

В связи с этим, правильная продуманная организация водных коммуникационных линий имеет исключительное значение. В период гражданской войны на Двине в 1919 г. англичане на каждой пристани имели этапных комендантов с небольшими частями для охраны пристани от партизан и самолетов; на их транспортных судах была воинская охрана с пулеметами. Самая линия реки охранялась авиацией и сторожевыми катерами, вооруженными мелкокалиберной артиллерией и пулеметами.

Во главе водного пути должен стоять начальник его, распоряжением которого исправляются и устраиваются пристани, поддерживается наблюдение за фарватером и за движением судов.

________________

В заключение необходимо сказать, что борьба в условиях нашего севера потребует совокупности специальных навыков и приемов. Поэтому было бы весьма полезным в мирное время проводить подготовку сухопутных частей в тесном взаимодействии с речными силами.

Боевые действия войск на севере приходится вести вдоль лесистых берегов. Большие прорывы и промежутки закрытого фронта подвергают нас со стороны активного противника частым обходам и охватам что заставляет уделять особое внимание на развитие маневренности и подвижности у наших частей. Командование должно уметь управлять действиями разрозненных частей, согласовывать их операции с задачами речной флотилии и гидроавиации.

Совершенно ясно, что командный состав сухопутных частей на севере должен хорошо знать боевые свойства речных судов, речной артиллерии, уметь ставить речным силам боевые задания, не требуя непосильного. Со своей стороны командование речной флотилией и гидроавиацией должно уметь координировать свои действия с операциями на берегу. Одним словом, между сухопутными войсками, флотилией и гидроавиацией еще в мирное время должны быть установлены тесный контакт, единство взглядов и полное тактическое понимание.

Но этого можно вполне достигнуть только при объединении совместной подготовки сухопутных войск флотилии и авиации под руководством одного общевойскового начальника.

Примечания

1. Singleton Gates, стр. 134. Автор подчеркивает также необходимость широкого развития дорожных работ, так как местность по обоим берегам северных рек из-за отсутствия дорог почти непроходима.
2. Как это и произошло у д. Сельцо 10 августа 1919 г.
3. Гражданская война. Боевые действия на морях, речных и озерных системах,, т. II.-Исторический отдел Штаба РККФ. Ленинград, 1929 г., стр. 67.

     ‹‹ Назад                        Содержание                                         

Оставить комментарий