Глава 3
     ‹‹ Глава 2                Содержание              Примечания ››


УХОД БРИТАНСКОЙ ФЛОТИЛИИ

Заняв 21 июня линию реки Топса, союзники заставили красных отойти на позицию линии реки Сельменга — на правом берегу и деревни Сельцо — на левом берегу. Эти позиции были достаточно оборудованы и давали возможность удерживаться на них при условии содействия Северодвинской флотилии.

Англичане на захваченном участке реки немедленно приступили к тралению мин и дноуглубительным работам. При этом 24 июня два тральщика — «Fandango» и «Sword Dance» — взорвались на советских минных заграждениях.

Выставив минные заграждения в устье реки Топса (мины типа «Рыбка»), союзная флотилия продвинулась к деревням Троицкая — Плес, где тоже провела траление фарватера. Там было смешанное заграждение красных из мин «Рыбка» и мин образца 1912 г.

Командование Северодвинской флотилии, проведя обследование берегов реки, сочло, что единственной позицией, где можно было бы остановить продвижение союзников, мог быть район у деревни Рубеж, в 100 верстах ниже Котласа. У Рубежа было оборудовано заграждение реки Двины. Для заграждения красные затопили 70 больших лодок и барж, при этом левый рукав преградив совершенно, а в правом оставили «ворота», вблизи которых установили три баржи, которые в случае необходимости можно было затопить и тем самым совершенно преградить устье Двины. Все затопленные баржи были покрыты водой, за исключением двух-трех, затопленных в стороне от заграждения и выступавших над поверхностью воды. На острове, разделяющем реку на два рукава, красные заложили пять «основательных камнеметов», то есть фугасов, покрытых большим числом крупных камней. Кроме того, из баржи был устроен «плавучий камнемет». Управление «камнеметами» осуществлялось по проводам со специальной «минной станции», замаскированной на берегу.

В Котласе красные приступили к вооружению трех канонерских лодок 130/55-мм дальнобойными пушками. Однако в кампанию 1919 г. в строй удалось ввести только «Розу Люксембург» (до 16 апреля 1919 г. «Богатырь»), вооруженную одним 130/55-мм и одним 120-мм орудиями.

28 октября 1919 г. в канонерские лодки переклассифицировали два посыльных судна — «Труд» и «Усть-Сысольск». Оба судна были вооружены двумя 130/55-мм пушками и двумя пулеметами. В боевых действиях в качестве канонерок принять участие они не успели, а 27 апреля 1920 г. были разоружены и переданы котласскому Рупводу.

В июле 1919 г. для Северодвинской флотилии в Петрограде начали вооружать 203-мм пушками две баржи, которые собирались перевести на Северную Двину по системе каналов.

8 июля красные пехотные части перешли в наступление по правому берегу и ненадолго заняли деревню Сельменга. Поводом к наступлению стал переход к красным 126 перебежчиков, сообщивших о волнениях в британском полку.

Красная пехота атаковала русские белые части у деревни Троица и заставила их отступить в лес, находившийся между Троицей и рекой Сельменгой. На следующее утро белые и англичане начали совместную атаку, и красным пришлось оставить позиции и ретироваться на дальний берег Сельменги.

По советским источникам, «во время боя с нашей флотилией монитор М—33 получил попадание тяжелого снаряда, а канлодка «Крикет» получила попадание у ватерлинии и принуждена была спуститься вниз по реке и ошвартоваться у баржи-мастерской, чтобы спастись от затопления. На канлодке «Сайкала» вследствие длительной стрельбы при больших углах возвышения вышла из строя артиллерия. Положение англичан было критическое, вследствие неприбытия подкреплений сухопутных войск, и лишь четырехкратные обстрелы нашей флотилии и нашего расположения мониторами, при содействии авиации и особенно 6-дюймовой артиллерией британской канлодки «Гумбер», позволили неприятелю отбить все наши атаки»{160}.

14 июля в ходе очередного налета союзной авиации ружейно-пулеметным огнем с посыльного судна «Некрасов» был сбит английский гидросамолет «Фэйри-IIIВ». Самолет сел на воду, а его экипаж — летчик Маршалл и наблюдатель Лаксдоун — бежали в лес. Позже их выдали красноармейцам местные крестьяне.

В начале августа союзники начали новое наступление на левом берегу Двины — по речке Нюма и лесным просекам на деревню Чудиново, а на правом берегу — на деревню Городок. Из-за отсутствия разведки 10 августа союзники совершенно неожиданно для красных заняли Чудиново и оказались в тылу красных войск и Северодвинской флотилии. Этот маневр союзников был настолько внезапен, что в первый момент пулеметный огонь с берега, открытый по судам красной флотилии и плавбатареям, был принят за «аэропланный пулеметный огонь».

Погода в тот день была дождливая, а густой туман мешал наблюдению за флотилией союзников. Пользуясь этим, суда союзников одновременно с появлением обходной колонны своих войск на берегу реки начали быстро подниматься вверх и открыли ураганный огонь по красным судам и плавучим батареям, корректируемый с самолетов. Плавбатареи, выйдя из зоны артиллерийского огня, попали под пулеметный огонь пехоты союзников. Всякая связь со штабом бригады прервалась, и сведений о положении на правом берегу не было.

В суда Северодвинской флотилии, шедшие по фарватеру, пехота союзников бросала с берега десятки ручных гранат. Красные канонерки обстреляли занятые союзниками деревни и после артиллерийской подготовки высадили около 50 десантников, которые заняли деревню Затуневскую. выбили оттуда союзников, захватили пленных, стрелковое оружие и пулеметы. В 14 ч. 50 мин. 10 августа десант, вернувшийся на суда, был высажен у деревни Слудка, которую союзники оставили без всякого сопротивления.

Английские суда активно поддерживали наступление союзных сухопутных сил. В бою участвовали мониторы М-27, М-31, М-33, канонерки «Хамбер» и «Сайкала». А когда на берегах реки появлялись отряды красных, тут же подлетали английские быстроходные катера и открывали пулеметный огонь.

Англичане обнаружили и вытралили между пристанью Сельцо и деревней Нижнее Сельцо большое минное заграждение из мин «Рыбка». При этом взорвался на мине английский моторный катер.

Еще 15 мин «Рыбка» красные пустили вниз по течению навстречу англичанам. Однако те выловили все 15 мин, погрузили на телеги и выставили у деревни Нижний Липовец в тылу красной флотилии. Красные со страху выставили 8 шаровых мин выше Пучуги.

В ходе боя 10 августа на судах красных оказалось 6 убитых и 9 раненых.

В результате боев в районе деревень Борецкая и Верхнее Сельцо эти районы остались за союзниками. Часть красных войск попала в плен, а остальные пробились к деревне Нижняя Тойма. Северодвинская флотилия была разбита на два отряда. Первый отряд из плавбатарей и дозорных катеров был отправлен на позицию у деревни Пучуга с целью оборонять занимаемые деревни, а второй отряд в составе трех канонерок и двух сторожевых судов остался у деревни Слудка.

Красное командование надеялось на пассивность противника и предполагало по мере подхода подкреплений перейти в наступление с целью восстановить положение. Но подкрепление задерживалось, оставить батареи у деревни Пучуга без пехотного прикрытия было невозможно, и 12 августа отряд батарей отошел к деревне Каменные Прилуки. Канонерки второго отряда оставались у деревни Слудка. Красные выставили минное заграждение у деревни Липовец. Из-за отсутствия пехотных частей невозможно было установить наблюдение за флотилией союзников, и особенно остро ощущалась нужда в самолетах. Однако ни один из аэропланов, находившихся на Северной Двине, не был в состоянии произвести разведку. Полное отсутствие сведений с мест о положении союзной флотилии и о положении на берегах крайне обостряло обстановку.

Ночью 14 августа красные дозорные, видимо, крепко спали, и союзники спокойно установили батарею в деревне Занейской в тылу у дозорных судов Северодвинской флотилии. С рассветом союзники перешли в наступление. Красная флотилия была обстреляна пулеметным огнем, а дозорным судам пришлось прорываться мимо батареи союзников. Выйдя из зоны обстрела, красные суда открыли огонь по деревне Занейской. Сторожевое судно «Скорпион» получило несколько попаданий и затонуло на мелком месте у Петропавловского переката. Сторожевой катер «Гельфман» под огнем противника подошел к «Скорпиону», снял с него команду, замки и прицелы орудий, после чего канонерка «Урицкий» расстреляла полузатопленный «Скорпион», судно быстро сгорело.

Красные части на левом берегу отошли к деревне Кондратьевской, а на правом берегу — к деревне Нижняя Тойма. У деревни Каменные Прилуки по приказанию начальства 54-й дивизии суда Северодвинской флотилии выставили минное заграждение.

Предприняв глубокий обход 10 августа, союзники не стали развивать свой успех и задержались на линии Сельцо — Сельменга. Сторожевое охранение союзников в составе нескольких рот было выдвинуто к деревне Пугачевской на левом берегу и к деревне Скобели на правом берегу.

Фактически обход 10 августа был предпринят для эвакуации британских войск. Белое командование пыталось кое-как залатать дыры своими формированиями, состоявшими как из добровольцев, гак и из насильно мобилизованных жителей северных областей. Генерал Миллер даже начал вербовку как русских, так и иностранных добровольцев в Париже, суля большие деньги за службу на Севере России, но, увы, желающих не нашлось. Занятие северных областей красными становилось вопросом времени.

4 сентября личный состав Славяно-британского авиакорпуса был погружен на пароход, идущий в Англию. Британские летчики там и остались, а большинство русских летчиков отправилось дальше — на Черное море к генералу Деникину.

15 августа из Архангельска отправилась экспедиция под командованием капитана 1-го ранга Б. А. Валькицкого к бухте Находка в Обской губе. Оттуда группа офицеров рассчитывала пробиться к Колчаку.

С отводом вниз британских судов возникли серьезные проблемы в связи с временным обмелением Северной Двины. Так, у деревни Чамово уровень воды на фарватере упал до 2 футов (0,61 м). Чтобы облегчить свои суда, англичане сняли с них все, что могли, включая артиллерию.

С большим трудом британские суда преодолели Чамовский перекат, но два монитора (М-25 и М-27) стащить с мели так и не смогли и 16 сентября (по другим сведениям 17 сентября) взорвали их. Остальные суда английской флотилии встали на якорь у деревни Лявля, в 30 верстах от Архангельска.

Затем все суда благополучно достигли Англии. Мониторы типа «М» в 1920 г. были выведены из боевого состава флота, причем М-26 был обращен в танкер, а М-31 и М-33 стали минными заградителями «Мельпомена» и «Минерва». В качестве блокшива М-33 сохранился до начала XXI века.

На фронте у деревни Троицкой остались три канонерки, переделанные из колесных пароходов, и десять быстроходных моторных катеров, переданных англичанами белым.

4 сентября красные сухопутные части перешли в наступление. Суда Северодвинской флотилии должны были оказывать им огневую поддержку. Однако для этого надо было преодолеть несколько своих и английских минных заграждений на Северной Двине. Первое свое заграждение находилось у деревни Борисовское и Петропавловского переката. Туда отправился почти весь минный отряд Северодвинской флотилии. Всего во флотилии на тот момент числилось свыше десяти тральщиков, а к концу года их стало 17, с учетом колесных буксиров, перегнанных с Верхней Волги.

Траление у деревни Борисовское и Петропавловского переката шло из рук вон плохо. В течение дня 4 сентября удалось вытралить только две мины. Для ускорения тральных работ решили ограничиться протраливанием прохода, не удаляя всего минного заграждения. 6 сентября проход у деревни Борисовское и Петропавловского переката был протрален, и тральщики приступили к удалению минного заграждения, выставленного союзниками у деревни Пучуга. Белые установили батарею в деревне Слудка и обстреливали красные тральщики, препятствуя их работе. Прикрываемые огнем плавбатарей, тральщики все же убрали минное заграждение, и флотилия продвинулась дальше, к деревне Кодиме.

Сухопутные части красных, продолжая наступление, заняли деревню Тулгас. К этому времени суда Северодвинской флотилии уже не поддерживали их своим огнем, так как не могли продвигаться вперед из-за сложностей, возникших при удалении мин. Очистка и проверка фарватера от деревни Кодимы до деревни Нижнее Сельцо заняла более двух недель.

22 сентября Северодвинская флотилия подошла к деревне Сельцо. Красные части к этому времени заняли деревню Берез-ник в 14 верстах ниже устья Ваги. В штабе Северодвинской флотилии имелись сведения о применении союзниками «мин особой системы, взрывавшихся при действии железа на магнитный прибой, имеющийся в мине». Для проверки этих сведений 22 сентября в районе деревни Нижнее Сельцо на место предполагаемого минного заграждения был пущен тральщик «Перебор», имевший железный корпус. Тральщик благополучно прошел по предполагаемым минам у деревни Плес и вернулся обратно. Поэтому командование Северодвинской флотилии решило, что слухи о минах особой системы — просто провокация. К тому же красным было известно, что англичане одновременно с магнитными, минами применяли и шаровые мины обычного морского типа, и такое заграждение было обнаружено у деревни Плес. Это еще больше убедило красное командование в провокационности слухов об особых минах.

Для ускорения тральных работ командование Северодвинской флотилии выделило специальный отряд из 150 человек, который под руководством минеров обследовал фарватер при помощи обыкновенного троса, буксируемого шлюпками или заводимого с берега наподобие рыбачьего невода. Таким способом удалось вытащить на берег до 30 контактных мин.

После проверки района предполагаемого магнитного заграждения красные тральщики приступили к работе. Фарватер был тщательно обследован с помощью катерных тралов, но мины обнаружить не удалось. Тогда командование флотилии приказало канонерским лодкам после очистки фарватера у деревни Троицы двинуться за тральщиками, а окончательную очистку фарватера для судоходства произвести позднее. Такое решение было вызвано необходимостью скорейшего соединения с сухопутными частями, сильно страдавшими от белой флотилии.

23 сентября в районе предполагаемого магнитного заграждения от необычайно сильного взрыва погиб советский тральщик «Белогор», что стало полной неожиданностью для красного командования. Начальство решило, что раз накануне фарватер был тщательно исследован тральщиками, то взрыв произошел от мелко поставленной шаровой мины, и приказало продолжить тральные работы.

На следующий день недалеко от места гибели «Белогора» от взрыва погиб тральщик «Посыльный» и получил повреждения «Удачный». Это заставило командование флотилии отказаться от провода судов до окончательного обследования фарватера при помощи водолазов, что еще более обострило положение на фронте.

На Северной Двине англичане впервые применили свои сверхсекретные магнитные мины. Корпус мины состоял из нижней цилиндрической и верхней конической частей. Сделан он был не из стали, как у контактной мины, а из бетона. Нижний диаметр мины составлял 762 мм, верхний диаметр 528 мм, высота мины 794 мм. Такие габариты позволили водолазам сравнительно легко их обнаружить на дне. Общий вес мины составлял 713 кг. Заряд мины — 360 кг тротила в резиновом мешке. Все металлические детали мины были сделаны из меди. Англичане ставили мины с деревянной баржи с помощью крана, вместимость баржи — 20 мин. Буксировал баржу катер с деревянным корпусом. Глубина постановки достигала 25–30 м. Обычно мины ставились в шахматном порядке.

Поскольку сухопутное командование постоянно требовало артиллерийской поддержки судов, командование Северодвинской флотилии придумало оригинальный выход — было решено красноармейцев и моряков обратить в... бурлаков. Так как плавбатареи обладали сравнительно малой осадкой, то «бурлаки» могли протащить их по довольно мелким местам вдоль берега, где по предположению красных магнитных мин не должно было быть. А в случае же подрыва баржи человеческие жертвы были исключены. Однако командующий 6-й красной армией А. А. Самойлов запретил проведение этого эксперимента. 29 сентября водолазы у острова Селец извлекли магнитную мину.

7 октября все же было решено спустить плавбатареи вниз по течению. Однако проводка барж «бурлаками» оказалась слишком медленной. Люди были непривычны к такой работе, а скорее всего просто саботировали. Тогда командование плюнуло на мины, и 10 октября плавбатареи № 1 и № 4 на буксирах тральщиков «Перебор» и «Порог» без проблем прошли район предполагаемого магнитного заграждения и 13 октября в 14 часов прибыли к деревне Коллежской (Почтовое).

К моменту подхода плавбатареи красные части занимали деревню Почтовое на левом берегу и деревню Якимовскую на правом. Белые укрепились у реки Шипилихи, имея резервы в деревнях Взвоз и Анисимовская.

14 октября в 8 часов утра плавбатареи № 1 и № 4 встали на позиции в 6 верстах ниже деревни Почтовой. С батарей отлично просматривались укрепления белых у реки Шипилихи, и плавбатареи открыли огонь, не дожидаясь оборудования наблюдательного пункта. А флотилия белых в это время стояла всего лишь в 6 верстах от красных плавбатареи, но была скрыта от них мысом. Оборудование же наблюдательного пункта задерживалось из-за недостатка телефонистов и плохого знания местности.

После артподготовки, длившейся больше шести часов, все укрепления белых были разрушены, а их флотилия, состоявшая из двух вооруженных пароходов и двух плавбатареи, была вынуждена отойти к деревне Взвоз. Красная пехота перешла в атаку, но была остановлена ружейным огнем белых, после чего отошла на исходную позицию. Возобновить атаку было невозможно из-за отсутствия снарядов у сухопутной артиллерии и наступления темноты.

15 октября по приказанию командующего 6-й красной армией часть войск была снята с позиций, и из-за малочисленности оставшихся частей и их неустойчивости операция была прекращена.

16 октября белые вернулись к речке Шипилихе и приступили к оборудованию новых позиций на прежнем месте. Красные плавбатареи возвратились в деревню Сельцо, а сухопутные части отошли к деревне Моржегорской на левом берегу и деревне Якимовской на правом берегу.

Это был последний бой Северодвинской флотилии в кампанию 1919 г. 17 октября пошел густой снег, и к полудню толщина снежного покрова достигала 10 см. Через два дня по Северной Двине пошла шуга, но работы по уничтожению минных заграждений продолжались. В этот день по флотилии был отдан приказ об отходе судов на зимовку в Котлас, и 23 октября штаб флотилии с судами прибыл в Котлас, где флотилия начала размещаться в затоне Лиманда для зимнего ремонта.

Из числа моряков Северодвинской флотилии было сформировано несколько рот и команда бронепоезда «Красный моряк». Однако действия сухопутных сил выходят за рамки этой книги. Стоит лишь отметить, что «Временное правительство Северной области» 19 февраля 1920 г. убыло за границу, прихватив с собой все наличные средства (120 тыс. фунтов стерлингов). 7 марта Красная Армия заняла Мурманск. Гражданская война на Севере закончилась.

26 мая 1920 г. Северодвинская флотилия была расформирована, большая часть судов передана водному транспорту, а остальные вошли в Речную флотилию Морских Сил Северного моря (МССМ). Эта Речная флотилия была создана на всякий случай — вдруг вернутся англичане, а также для подавления крестьянских восстаний.

Дольше всех в МССМ прослужили канонерки «Роза Люксембург» и «Сильный». Они были разоружены и возвращены водному транспорту соответственно 21 июня и 4 июня 1921 г. Плавбатареи № 4 (переименована 28 июня 1920 г. в ПБ-23), №9(ПБ-3) и № 10 (ПБ-4) хранились в 1920 г. в порту и были переданы водному транспорту зимой — летом 1921 г.

Хотя осенью 1919 г. тральщики Северодвинской флотилии вытралили 112 мин, траление Северной Двины было закончено лишь в навигацию 1921 года. Особо трудным было траление магнитных мин. Летом 1920 г. две английские магнитные мины были подняты водолазами и на берегу разобраны. К изучению их привлекли лучших специалистов Советской республики во главе с бывшим капитаном 1-го ранга В. Я. Павлиновым. Ими было сконструировано несколько магнитных тралов, но все эти конструкции оказались неудачными. Увы, история у нас никого не учит, и к 22 июня 1941 г. наши моряки были вновь удивлены, встретившись с магнитными минами, на сей раз немецкими, с которыми они опять не могли бороться.

     ‹‹ Глава 2                Содержание              Примечания ››