Виктор Борисов

Русская песня

Борис Штоколов уже перед своей кончиной в телевизионной передаче сказал, что русская народная песня по глубине и силе превосходит любую оперную арию и во всём музыкальном мире нет ничего равного ей. Великий артист был абсолютно прав. Когда я слышу, например, песню "Не одна во поле дороженька" в исполнении Д.Хворостовского, душа моя замирает и трепещет, во мне пробуждается ощущение того главного, что составляет суть русского человека. Не зря именно эту песню исполнял Яков в рассказе Тургенева "Певцы". Плохо, что талантливые исполнители редко поют народные песни, да и выбор их очень скуден. Предпочитают итальянские. Песни эти, конечно, хороши, но зачем они нам? Бесконечно жаль, что современное поколение утратило интерес и саму способность воспринимать родную песню, променяв всё на импортный суррогат.

Вспоминается замечательное многоголосное исполнение народных песен моими земляками в маленькой деревушке, затерянной в тайге. Большим талантом обладала тётка моей матери Настасья. Я запомнил её уже в возрасте лет шестидесяти или даже больше. Жила она со своим стариком (детей у них не было) на краю деревни в аккуратном домишке, всегда блиставшем чистотой и порядком. Была небольшого роста, полноватая, я бы даже сказал несколько рыхлая, ничем внешне непривлекательная. Говорила тихим голосом и на обществе всегда больше молчала, не встревая в разговоры или даже перебранки, обычные в чисто женском коллективе (после войны мужчин в деревне почти не было).

Как сейчас вижу обычную сцену: лето, сенокос, бабы сгребают сено, мы, подростки, свозим его к стогу, где два старика укладывают (у нас говорили мечут) длинными деревянными вилами в копну. Жарко, оводы и комары. Наконец, наступает долгожданный перерыв - обед. Уже сварен в общем котле суп из колхозного барана или телёнка, которого разрешали убить к сенокосу. Пообедали, отдыхаем. Женщины тихо беседуют: обычно кто-нибудь жалуется на свою горькую судьбу, все сочувствуют, утирают слёзы, время было тяжёлое, в деревне, пожалуй, даже хуже, чем в войну.

Через какое-то время  кто-нибудь обязательно говорил: что мы, жёнки, всё горюем, давайте споём, Настасья начинай! Надо сказать, что большинство старинных песен исполнялось так: запевающий (обычно первым голосом)исполняет первую фразу или часть её, затем вступает хор, а в самом конце последнюю ноту одиноко дотягивает обычно второй голос. Звук постепенно замирал, в нём была печаль и даже какая-то тревога. Не дожидаясь окончания  ведущий голос уверенно начинал новый куплет. При этом Настасья  вся преображалась запевая, например, песню "Сегодня вечер настаёт и тихое молчание, кругом, кругом ночная тьма, иду я на свидание". Обладала она очень высоким и сильным, каким-то немного надтреснутым, голосом и, как я теперь понимаю, великолепным музыкальным слухом. Многие песни исполнялись очень громко и у большинства исполнителей были сильные голоса. Но настасьин голос легко перекрывал хор и поднимался в какую-то запредельную высоту. Представьте себе этот луг, внизу речка, вокруг бескрайние леса и песня, которую, должно быть слышно за много вёрст - по лесу звук распространяется необычайно далеко. Что там ваша оперная сцена!

Часто исполнялась песня "Мамашенька ругала за милого дружка, сама того не знала, в кого я влюблена", очень длинная и очень печальная: о милом погибшем где-то на войне. В ней были такие трогательные слова: "кабы мне пташки крылья, слетала бы туда, все косточки собрала, земельке предала". Иногда пели "У церкви стояла карета", спетую позже Бичевской. Когда моя мама услышала её по радио, она прослезилась от радости и очень удивилась, что вспомнили такую старую песню, которую даже они уже пели редко, а помнила всю только тётка Настасья. Пелась она немного иначе, протяжнее и была в несколько раз длиннее. Вообще, народные песни  чаще всего были длинные, в них всегда присутствовал некий сюжет, который не спеша раскручивался при исполнении. Видимо, после создания песни она дополнялась и развивалась многими исполнителями, отчего в разных деревнях были многочисленные варианты.

Спев несколько песен женщины замолкали, погружались в невесёлые думы, каждая о своём. Обед кончался и опять начиналась бесконечная работа. Удивительно, что вечером, кажется уже смертельно уставшие, женщины, которым предстояло ещё переделать все домашние дела, в частности, подоить коров-кормилиц и накормить детей, по дороге домой снова пели свои песни. По ним домашние узнавали, что наконец работники закончили уборку пожни. Должно быть, песня действительно помогала жить.

Песен существовало великое множество, многие из них великолепны и по мелодии и по тексту. Большинство из них забыто. Поколение моей матери было последним, певшим эти песни. Молодёжь уже слушала патефон, появилось звуковое кино и пели что-нибудь вроде "Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону" или "На Волге широкой, на стрелке далёкой". Песни, конечно, тоже замечательные. Все признают, что песни советского времени прекрасны, созвучны эпохе и имеют национальную основу. Но всё-таки творения прошлых времён  не следовало бы забывать. Было создано несколько хоровых коллективов (Северный народный хор, Хор Пятницкого и др.), которые сохранили многие традиции, но большинство фольклора утрачено. Прекрасны также украинские народные песни, с нашими они ведь имеют общие корни. Каким замечательным исполнителем был Соловьяненко!. Недавно я удивился, услышав по радио русскую песню, исполняемую украинскими певцами на украинском языке. У нас украинские народные песни считали тоже своими и всегда пели без перевода. Например в деревне очень любили "Распрягайте, хлопцы, коней", хотя, конечно, некоторые украинские слова невольно искажали по не знанию. Раньше я помнил, хотя бы в отрывках, больше десятка песен, не имеющих широкой известности. Когда я приезжал на родину одновременно с моей тётей (племянницей Настасьи), мы с ней часто вспоминали старинные песни и даже пробовали петь. Но это было давно и теперь, к сожалению, многие я уже не могу вспомнить. Мои сёстры и брат почему-то всегда мало интересовались этими песнями.

Часто исполняли песню "Сижу за решёткой в темнице сырой". Начало её в точности совпадало с текстом Пушкина, но, как всегда, она была намного длиннее. Я не знаю, то ли песня основана на  стихах Пушкина, то ли Пушкин использовал народный текст. Больше похоже на последнее, так как придумать подобную тему редко удаётся поэтам, это создаётся в народе каким-то непостижимым образом. И в том и в другом случае - Пушкин народный поэт.

Русская песня чаще печальная с какой-то сладкой тоской, хватающей за душу, созвучна великой России с её безмерными пространствами, с её трудной судьбой. Песня и тревожит и утешает, заставляет слушателя понять, что жизнь не безделица..

В народных, да и в советских тоже, песнях присутствуют образцы высочайшей поэзии. Например: "На ней было белое платье, венок был приколот из роз, она на святое распятье смотрела сквозь радугу слёз" или "Пусть в море высохнет вода и в родниках повсюду, на камне вырастет трава, тогда его забуду", "В низенькой светёлке огонёк горит, молодая пряха у окна сидит", "Я куда не поеду и куда не пойду, но родного уголочка я нигде не найду", ну, или "Вечер тихой песнею над рекой плывёт". Попробуйте найти что-либо равное в иностранных песнях, да у них и слов-то таких нет!

О том, что сейчас, не хочется даже говорить. Кто-то точно подметил: такое впечатление будто все  поют одну и ту же песню. Действительно, если переводить слова заграничных песен, то увидим, что в каждой из них одно и то же: я тебя ждала, я тебя хочу, я без тебя скучаю, приди, я всё прощу  и т.д. в том же духе. Наши, как и всегда, всю эту чепуху взяли за образец и бездарно подражают. Примерно о том же, например, и тексты Рубальской (один остряк назвал их "сексуально озабоченные"). Весь этот "рок" (слово-то какое!) выеденного яйца не стоит. Раньше бы сказали: не складу, не ладу. Просто смешно, когда Гребеньщиков своим козлячьим голоском гнусавит какие-то свои творения со словами вроде "принесите меня к реке, положите меня в воду". И при этом пользуется успехом, есть поклонники. Песнями всю эту дребедень даже и не назовёшь, вот уж действительно - одни "хиты" и "клипы". И везде главное - деньги, благодаря которым вся эта банда захватила все подмостки, не оставив и капли места когда-то великой музыкальной культуре. Чего же можно ждать в итоге, господа?

 

В нашу гавань заходили корабли

На передаче "В нашу гавань заходили корабли" поют разные, неизвестно откуда взявшиеся, песни. Я тоже помню несколько таких песен - их пели мои старшие сёстры ещё в моём детстве. Больше я их никогда не слышал. Приведу здесь их полностью (по памяти) так, как их пели у нас, ничего не меняя в содержании и в грамматике. Первая называется "Васильки", она мне очень нравится:

Всё васильки, васильки

Много их выросло в поле,

Помню, у самой реки

Я собирал их для Лёли.

***

Лёля любила реку,

Ночью на ней не боялась,

Часто по целым ночам

С милым на лодке каталась.

***

Лёля цветочек возьмёт,

Низко головку наклонит -

Милый, смотри василёк

Мой поплывёт, не утонет.

***

Он её на руки брал,

В глазки смотрел голубые

И без конца целовал

Лёлины щёчки худые.

***

Ах, эти майские дни,

Майские дни золотые -

Всё васильки, васильки,

Всё васильки голубые!

Её мелодия очень приятна и выразительна. Кто и когда сочинил эту песню, а также откуда она залетела к нам в деревню - я не знаю.

Вторая песня - "Скажи, скажи, когда вернёшься"

Скажи, скажи, когда вернёшься,

Скажи, скажи - когда встречать,

А сердце что-то мне предвещает

Тебя мне больше не увидать.

***

Твоих друзей я видеть буду,

Но не увижу я тебя,

Твой нежный голос я не услышу -

Не долетит он уж до меня.

***

Я буду ждать, я буду верить,

Я буду помнить и любить,

Часы считая, минуты меря

И так привыкну в разлуке жить.

Тут обычно ещё раз повторяли первый куплет. Впрочем, мне кажется, что один куплет я забыл. Мелодия этой песни тоже очень хороша, при обработке и  в современном исполнении из неё можно бы сделать  настоящий "шлягер", как теперь говорят.

Третья песня интересна своим содержанием, можно сказать - это  не песня, а целая поэма. Называется "Платочек".

Тот платочек с розовой каймою

Был подарен парню одному,

Чтобы этот маленький подарок

Обо мне надпоминал ему.

***

Восемь лет прошло уж незаметно

Двадцать пять исполнилося мне,

О платочке помню о заветном,

Он, не знаю, помнит или нет.

***

Вот, однажды еду я в вагоне -

Поезд быстро мчится на восток,

Тишину вагона нарушает

Паровоза жалобный гудок.

***

А напротив спал спокойно лётчик -

Паренёк красивый, молодой,

Из его кармана выпадает

Вдруг платочек с розовой каймой.

***

Я платок проворно поднимаю

И на вышивку свою смотрю -

В этом парне, лётчике, герое

Друга своего я узнаю.

***

Чернобровый парень тут проснулся,

Посмотрел внимательно в глаза,

На его ресницах навернулась

Крупная горючая слеза.

***

Значит, это ты, моя голубка,

Разреши тебя поцеловать,

За семь лет ты очень изменилась -

Долго я не мог тебя узнать.

***

Я тебя бы тоже не узнала

Мой хороший парень, дорогой,

Если бы не выпал из кармана

Тот платочек с розовой каймой.

В этом тексте нашла отражение нелёгкая судьба нашего народа. Ясно, что девушка подарила платочек парню по окончании школы (есть прямое указание, что ей было семнадцать лет) - тогда было очень в моде дарить платки с собственноручной вышивкой. Парень, как видно,  уехал учиться в лётное училище (в то время - мечта всех юношей), а девушка, тоже на учёбу - в другой город. Того и другого закрутила беспокойная городская жизнь и связь между ними прервалась - ситуация вполне обычная. Хотя в песне и нет прямого указания, но наверняка началась война, иначе зачем бы они оба оказались в поезде "мчавшемся на восток". Парень, скорее всего, ехал с фронта за новым самолётом, а девушка наверняка - в эвакуацию с каким-нибудь заводом. С учётом всех этих обстоятельств, такая встреча была очень редким и необычайным событием.

Орфография и пунктуация автора
Фотографии С.М. Прокудина-Горского: 1.Обед на покосе. [Река Шексна.] 1909 год 
2. Сенокос [Вологодская губ.]. 1909 год
3. На сенокосе около привала [Вологодская губ.]. 1909 год

 ‹‹ Назад: Никола зимний    Борисов В. "Усолье" (Содержание)    Далее: Жить в деревне - счастье! ››  

Оставить комментарий