Главная » 2013 » Июнь » 15 » Двинская хроника: опыт коллективной памяти
14:10
Двинская хроника: опыт коллективной памяти

Представляем вашему вниманию книгу-фотоальбом - широкую панораму жизни Архангельска в конце XIX - начале XX веков. Впервые в культурный и научный оборот запускаются десятки снимков, которые сами по себе реалии истории.

Барашков Ю.А., Валинг Т. Гортер-Гронвик. Двинская хроника: Опыт коллективной памяти. - Архангельск, 1999. 358 с.






 

ДЕРЕВЯННЫЙ ГОРОД


В начале XX века все дома в Архангельске, его улицы и деревья связывались в единый пространственный рисунок, в котором преобладали текстура и цвет дерева. Дома, тротуары и даже элегантные особняки, гак гордившиеся своей принадлежностью богатым и уверенным в себе людям, - всё было деревянным. Нынешняя улица Попова называлась Финляндской и была выложена деревянными торцами - шестиугольными шашками, плотно пригнанными друг к другу. Вдоль улиц тянулись деревянные телефонные столбы, на перекрёстках стояли вращающиеся деревянные рекламные тумбы. Городской рейд заполняли всевозможные деревянные суда. В таком количестве дерево, должно быть, производило сверхвеличественное впечатление.

И жизнь людей этого города была тесным узами связана с деревом. Здесь существовало старинное убеждение, что жить здоровее в деревянном доме. Архангелогородцы высоко ценили красоту открытых рубленых стен. Трещины и текстура древесины ассоциировались у них с морщинками на коже человека, сучки - с родимыми пятнами.


Деревянные суда.

Уважительное отношение к дереву определяло и нравственную культуру архангелогородцев. Деревья не подрезали и бессмысленно не ломали. Разросшиеся, они забирали много света, зато город казался удивительно зелёным. Сажали тополь, берёзу и лиственницу, а из-за заборов богатых усадеб выглядывали деревья всяких редкостных пород, свидетельствовавшие о высоком со¬циальном статусе их владельцев. По деревьям определяли предстоящее изменение погоды. Если кроны деревьев начинали белеть нижней стороной листьев - жди ветра с дождём, если рябины прогнулись под тяжестью ягод - жди холодную и затяжную зиму.


Набережная Северной Двины возле улицы Полицейской (теперь улицы Свободы).

 

ПОМОРСКАЯ УЛИЦА


Поморская улица начиналась у самой кромки реки и, поднимаясь "вверх", пересекала сначала Торговую улицу (теперь - Набережную Северной Двины) и затем - все проспекты города.

О Поморской начала века теперь напоминают лишь два краснокирпичных здания некогда респектабельных магазинов да наше всегдашнее необъяснимое предпочтение этой улице. Когда в Архангельске говорят "схожу в город", то в первую очередь подразумевают посещение Поморской. И действительно, Поморская улица в Архангельске сродни Невскому проспекту в Санкт-Петербурге или, скажем, Дерибасовской в Одессе. Она была и остаётся здесь самой легендарной и посещаемой улицей, а её пересечение с Троицким проспектом и по сей день истинный центр города.


Дом купеческой вдовы Плотниковой на углу Поморской улицы и Набережной.

Название "Поморская" происходит от слова "помор", что значит: "житель побережья Белого моря". Появление этого названия в реестре улиц Архангельска связано с расцветом поморской меновой торговли, относящимся к концу XIX века, а до этого она называлась Буяновской.


Поморская улица. Перспектива от Набережной в сторону Троицкого проспекта.

Долгое время Поморская была самой длинной улицей Архангельска. Она начиналась у реки, и карбасы и лодки "заостровских жёнок", направлявшиеся в город, приставали именно к ней. Лавки и магазины её примыкали друг к другу и образовывали сплошные торговые ряды. На фасаде добротного углового дома купеческой вдовы Плотниковой, что и сегодня стоит на углу набережной Северной Двины, висела большая икона, ежечасно освящавшая торговую улицу.

На углах Поморской располагались рестораны и кабаки: на углу Торговой улицы - фёдосовский ресто¬ран, на углу Троицкого - минаевский "Золотой якорь", на углу Среднего проспекта - винная торговля, на углу Петербургского - кабак и так далее.

Кроме торговли, у Поморской была ещё одна важная для города функция. Улица вытекала из центра огромного базара и служила ему, так сказать, "разгрузочным коридором". Наторговавшись и наобщавшись, народ разбредался сперва по Поморской, а уж затем - кому куда надлежало.


Поморская улицаю Перспектива от Троицкого в сторону Псковского проспекта (теперь - проспекта Чумбарова-Лучинского).

 

АНГЛИКАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ


Англиканская церковь. Западный фасад. Примерно 1870-е годы.

На набережной Северной Двины в Соломбале (ныне набережная Георгия Седова) в начале века всё дышало близким морем. Отсюда до Ледовитого океана рукой подать. Корабельный рукав здесь течёт точно на север, и набережная тоже расположилась по меридиану. Небольшая акватория напротив неё раньше служила главной гаванью города. Теперешней зелёной аллеи не было, а шла сплошная булыжная мостовая. Как известно, булыжники использовались в парусном флоте в качестве балласта судов, чтоб их меньше раскачивало. По приходе судна в порт камни разгружали и затем употребляли для мощения улиц и укрепления берегов. Вдоль набережной тянулся частокол из пучков свай, предназначавшийся для швартовки судов, а за ним тянулась набережная застройка, соответствовавшая портовому характеру Соломбалы. Жилые дома моряков чередовались с гостиницей, таможней, лоцманской вахтой, ресторацией "Бабушки Вернер". Но особенно обращало на себя внимание необычное для Архангельска белосахарное здание англиканской церкви.


Если мы заглянем в "Современный словарь иностранных слов", то узнаем, что англиканство - это государственная церковь в Англии, одна из протестантских церквей, возникшая в XVI веке в результате разрыва английской католической церкви с Римом.

Мы не знаем точную дату появления этого храма в Архангельске и потому датируем её условно - первым известным изображением на фотографии 1878 года. Старое здание сохранилось, хотя, обшитое тяжёлыми досками, окрашенными в неприятно-зелёный цвет, оно сегодня менее всего походит на храм. Лишь готические окна свидетельствуют о его возрасте и говорят о существовании разнообразных религиозных конфессий в Архангельске начала XX века.

 

ТЕАТРАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ

"Екатерина Ивановна выходит замуж за сотрудника газеты "Архангельск..." - бисерные строчки из открытого письма в Москву, датированного 1915 годом. На приведённых здесь фотографиях вы видите эту самую Екатерину Ивановну Родзевич, сельскую учительницу, и её мужа, сотрудника газеты "Архангельск", Бориса Харитонова. Так что свадьба состоялась. Мы же полистаем ломкие от времени пожелтевшие страницы газеты "Архангельск" восьмидесятилетней давности и просмотрим рубрику театральной и музыкальной жизни города, которую вёл Харитонов.




Бopиc Александрович Харитонов. 1895-1920.

Екатерина Ивановна Родзевич. 1890-1939.

Судя по многочисленным публикациям Харитонова, театр в Архангельске начала XX века был самым живым искусством, и ценителей его в северном городе было предостаточно. Публика знала актеров наперечёт. У каждого актёра было своё чётко зафиксированное амплуа: "героиня гранд-кокет", "инженю", "герой-резонер", "простак". Гавриил Юренев обладал уникальным творческим профилем "любовника-неврастепика". В Летнем театре с большим успехом играла труппа антрепренера П.К.Минаева. Ставили Шекспира, Чехова, Ибсена, Андреева и других авторов, чьи имена нам уже ничего не говорят. И хотя труппа устраивала ежедневно общедоступные спектакли с ценой билета в 17 копеек, за два первых летних месяца сбор превысил десять тысяч рублей. Особенно пышно проходили бенефисы, а когда список актеров-бенефициантов был исчерпан, устроили бенефис кассирши С.Дъячковой.


Вверху: фрагмент первой полосы газеты ''Архангельск" за 3 января 1915г."

Внизу: улица Соборная (теперь улица Сибирцевых).

Слева Соборный дом, в котором размещалась редакция и контора газеты ''Архангельск" (теперь - магазин ''Гарнизонный").

Рецензии Харитонова - это прежде всего особый тон, одновременно и крайне изощрённый, и вполне доступный. Писал он, видимо, с младых ногтей и тонко понимал природу театрального искусства, обладал вкусом и литературным даром. Вот, к примеру, отрывок одной из его рецензий: "Вся сотканная из нежных полутонов, окутанная дымкой тонкой грусти поэзии, пьеса эта местами воспринимается как музыка. Это - вещь для камерного спектакля, для интимного театра, где публика умеет слушать паузы, воспринимать красноречие молчания".

Благодаря Харитонову мы также знаем, что, кроме профессиональных трупп, доброй традицией в Архангельске были любительские постановки. Воспитанники семинарии, например, осуществили инсценировку чеховского "Юбилея", а театральный кружок при Народном доме поставил "Мысль" Леонида Андреева.

 

ИНДУСТРИЯ ТАКЕЛАЖА


Четырёхмачтовый барк у причала Лесной биржи Стюарта.

Непременным слагаемым облика Архангельска начала XX века были парусные суда, чёткая графика их мачт, парусов и такелажа. Сколько же надо было дюймов, линий, точек или каких там ещё старых мер длины каната и троса, чтобы прорисовать эту "архитектуру", раскрепить мачты и обеспечить управление парусами?


Василий Михеевич Пахомов. 1846-1928.

Изготовителем каната и троса для вант, форуднов, фалов, брасов, шкотов и прочих составляющих такелаж парусных судов в Архангельске была канатная фабрика Пахомова, находившаяся в конце улицы Северодвинской. Хозяин фабрики Василий Михеевич был из крестьян, из деревни Заполье, что под самым Архангельском, на левом берегу. Молодым человеком он начал работать в мастерской, где из пеньки делали канаты, а из отходов - паклю, употреблявшуюся в деревянном домостроении. Владельцами мастерской была супружеская чета "в летах". Они приметили старание и способности Василия Пахомова и своё дело завещали ему. Василий Михеевич тут же с энтузиазмом и крестьянской сметкой взялся за развитие производства, и вскоре продукция фабрики была отмечена золотой медалью на парижской выставке 1900 года.

 

ДОМОСТРОИТЕЛЬ ОВЧИННИКОВ


Подрядчик Семён Викторовну Овчинников (1874-1936) архитектор и строитель в одном лице. Это был человек больших достоинств. У него было восемь детней, и каждому он дал хорошее образование. В доме Овчинникова имелась прекрасная коллекция древесных пород и библиотека по архитектуре. Часть книг из этой библиотеки впоследствии была передана наследниками Овчинникова отделу архитектуры облисполкома.

Домостроитель Семен Викторович Овчинников брал подряды на строительство домов и ежегодно строил их по два-три. Его артель состояла всего из восьми плотников и двух каменщиков. Не имея специального архитектурного образования и инженерной подготовки, Овчинников сам проектировал и сам строил. Можно сказать, что он полностью соответствовал китайской точке зрения: лучший художник - это восторженный безыскусный любитель; профессионалы - ремесленники, увязшие в болоте собственных знаний, тогда как для дилетанта искусство пронизано духовностью. Овчинников самостоятельно выучился познанию неровностей, шероховатостей и капризов - всего, в чём проявляется жизненная энергия. И судя по его собственному дому под номером 37 на Воскресенской улице, преуспел в этом. Дома в начале века строили многокомнатные (люди хотели комнат ради комнат, а не их назначения). В своей повседневной работе Овчинников имел дело с теми, кто непосредственно будет жить в них, поэтому сам тщательно следил за каждой стадией строительства. Комплексы "авторства" и "соавторства" его особо не мучили. Он просто созидал.

 

СЕМЕЙНЫЕ ЦАРИЦЫ


Глебовские и их знакомая Огарева. Холмогоры.

Детство юных архангелогородцев начала XX века не слишком отличалось от детства их бабок и дедов. Старое в то время отживало и уходило постепенно, и большую роль в этой медленной эволюции жизненных условий играли именно бабушки и дедушки. Они были и наставниками, и хранителями традиций, и, в конечном итоге, - мостиком, связывавшим поколения.

Деды и бабки были для детей и внуков не только центром любви и источником непререкаемого авторитета. Они были окружены в их глазах ещё каким-то ореолом, который незнаком теперешним поколениям. Дети и внуки всегда видели, что к их дедам и бабкам не только они сами, но все люди относились с почтением. Высокий социальный ранг их и материальная независимость воспринимались внуками и детьми как совершенно естественная и неотъемлемая принадлежность, обязывавшая уважать. Отцы и деды были в детских глазах и патриархами, и семейными монархами, а матери и бабки - семейными царицами, о чём мы можем знать, но что не можем, к сожалению, уже полностью прочувствовать.


Семья Елизаветы Ивановны Сверловой.

 

ДЕРЕВЯННАЯ СКАЗКА ИОАННА РЫЛЬСКОГО


Церковь Иоанна Рыльского в застройке Набережной Северной Двины в Соломбале.


Церковь Иоанна Рыльского. Западный фасад. Исторический чертёж.

В начале XX века на набережной Северной Двины в Соломбале, неподалеку от англиканской церкви, появилась небольшая, божественно красивая православная церковь Иоанна Рыльского. В то время православных церквей в Архангельске было немало, и все они были каменные и внешне почти одинаковые. Эта же была деревянной, что свидетельствовало о новой волне интереса к деревянному зодчеству. Северяне традиционно предпочитали дерево другим материалам, но прежний аскетизм фасадов сменился активным их декорированием. В оформлении церкви Иоанна Рыльского использованы открытые бревенчатые стены, глухая резьба - в наличниках окон и столбах на паперти, и все другие её виды - на фронтонах и верхних частях обшитых частей стен. Сочетание традиций и новизны вкусов времени сделали церковь Иоанна Рыльского празднично-нарядной и, в конечном итоге, необычайно красивой. Работа резчиков здесь на уровне искусства.

 

КОММЕРЧЕСКОЕ СОБРАНИЕ


Троицкий проспект. Коммерческое собрание.

В 1912 году инженер Архангельского порта В.Телятьев выиграл конкурс Городской управы на оформление фасадов престижного в то время в городе здания Коммерческого собрания и получил премию в сто рублей. Реализацию его проекта можно видеть и поныне, это теперешний Марфин дом, что на Чумбаровке. Но в начале XX века он стоял на Троицком, по сегодняшним ориентирам - напротив кинотеатра "Мир", чуть левее.

Это здание построено в 1850-х годах, когда в архитектуре безраздельно царствовал классицизм. Главным помещением его был большой двухсветный зал на 150 танцевальных пар с антресолью для оркестра и круглыми кафельными печами по углам. По сторонам зала, через колонны, симметрично располагались мужская и женская диванные, а сзади - банкетный зал и кегельбан. На втором этаже имелись карточная, бильярдная и дру¬гие комнаты. По составу помещений архангельское Ком¬мерческое собрание сродни зданиям Дворянских собраний, имевшимся в губернских городах Центральной и Южной России.

Попасть в Коммерческое собрание простому смертному было не так-то просто. Судите сами по описанию бала, имевшего там место в 1898 году:

"Бал начался в девять вечера. Громадный зал, море света. В танцах приняли участие губернатор и гости из Москвы, местная молодежь. Пар было более шестидесяти. Танцевали полонез, три вальса, три кадрили и мазурку. Архангельские дамы, чьи туалеты отличались полным изяществом и свежестью, привлекли к себе восторженное внимание гостей. К услугам были фрукты, десерт, прохладительные напитки. Около двух часов состоялся ужин. Были поданы сёмга, соус голландский, сельдерей олений, соус пуавре, глухари, белые куропатки, рябчики, салат разный, мороженое "паровоз". Тушу оленя с головой и глухарей с распростёртыми крыльями разделывали прямо на столе. В заключение - кофе, чай, ликеры. На сказочных тортах красовались кристаллические розы, шоколадные кружева, карамельные плётки, шпалеры цвета слоновой кости, марципановые пчелы, слетевшиеся к лужицам меда."

 

КВАС ОТ МИХЕЕВНЫ

Квас в России издревле национальный напиток. В каждом регионе у него свой неповторимый вкус.

В Архангельске "главным" изготовителем и поставщиком кваса на местный рынок считалась Стефанида Михеевна Чеснокова. Она была замужем за вдовцом с тремя детьми, к которым добавила ещё пятерых ребят, и, естественно, надо было как-то кормиться. Вот и наладила эта энергичная женщина "массовое" изготовление кваса в домашних условиях.

Жила Стефанида Михеевна на углу улицы Театральной и Петербургского проспекта (теперь угол ул.Володарского и пр.Ломоносова). Кладовые её дома были забиты бутылками с великолепным, экологически чистым, без каких-либо теперешних новомодных добавок квасом, изготовленным по старинному рецепту, дошедшему из тех времён, когда человек ещё не умел летать и не помышлял о мировых войнах.

Свою продукцию Стефанида сама и реализовывала, на рынке. Особенным спросом пользовался квас летом, когда жарко, и в период Маргаритинской ярмарки, когда тоже в горле сохло, но уже по другим понятным причинам.

 

ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ


Духовная семинария. Главный фасад. Проект 1906 года.

Теперь - главный учебный корпус САФУ.


Педагог семинарии Михаил Иванович Сибирцев 1824-1912.

В 1910 году завершилось строительство нового здания духовной семинарии, готовившей преподавателей для духовных училищ. В нарядном, светлом корпусе расположились классы, спальни, актовый зал, кухня, квартиры преподавателей и служащих. В здании имелся водопровод, полы были из красивой метлахской плитки. В сентябре следующего года состоялось освящение храма семинарии в честь святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова и набор в первый класс тридцати восьми воспитанников.

Вообще же духовная семинария в Архангельске существовала с давних пор, а именно с 1714 года, когда она была переведена сюда из Спасо-Прилуцкого монастыря в Михайло-Архангельский. Затем она разместилась в отдельно стоящем здании, кстати, сохранившемся, теперь это школа "Ксения", что на улице Урицкого, дворовая её часть. Ну а в начале века духовная семинария находилась уже на территории теперешнего Поморского университета.

Среди выпускников семинарии много именитых, назовем хотя бы Ивана Сергиева, впоследствии о.Иоанна Кронштадтского, хирурга Николая Приорова, Юстиниана и Николая Сибирцевых.

 

СОБОР НАД СЕВЕРНОЙ ДВИНОЙ


Вид с реки на центр города

Троицкого собора давно нет. На его месте Театр драмы, возведённый в 1931 году как элемент новой тогда социалистической культуры. Собора нет, но память о нём жива. Она в старых открытках и фотографиях, в исторических источниках, воспоминаниях старожилов, наконец, в самом месте, где стоял собор.

 

Восточный фасад с двумя огромными фресками, обращёнными к Троицкому проспекту. На одной - святая Троица в виде явления Аврааму трёх странников, на другой - крещение Господне.

Это было большое белое здание. Солнце и небо постоянно меняли его окраску. С утра оно выглядело розовым, днём - белым или жёлтым, в зависимости от состояния погоды, на закате солнца - становилось цвета абрикоса, а в свете луны походило на старца, погружённого в воспоминания... Троицкий храм просуществовал более ста пятидесяти лет. Это было место общения людей с Богом и художественная среда икон и фресок, хранилище всевозможных реликвий. В соборе хранился сосновый шестиаршинный крест, вытесанный Петром Первым в 1694 году в память избавления бури в У неких порогах; штандарт и флаг со струга, на котором Пётр плыл из Вологды в Архангельск; серебряный крест с бриллиантами, подаренный князем Александром Меньшиковым неизвестному нам архангелогородцу; полное архиерейское облачение, пожалованное храму Екатериной II, панагия серебряная позолоченная с драгоценными камнями, принадлежавшая царевне Софье; два флага и три пушки, захваченные у шведов в бою у Новодвинской крепости и многое, многое другое.


Троицкий собор в застройке центра города. Южный и восточный фасады.

Троицкий собор был музеем в жизни и жизныо в музее. Он воспитывал ежедневно, а его собрание раритетов предназначалось не для избранных, а для всенародного усвоения, будило интерес прихожан к героическим и трагическим страницам истории Отечества.

Троицкий собор был целостным организмом храмового действа - искусства огня, искусства дыма, пластики и ритма движений священнослужителей, игры и переливания складок их одежд, благовония и особой атмосферы, ионизированной сотнями горящих свечей, вокального искусства и поэзии всех видов.

Троицкий собор был высок. Он указывал место центра города, а его пятиглавие содержало духовный смысл: центральная глава символизировала Спасителя, остальные четыре - евангелистов, проповедь, обращённую на четыре стороны света. Архангельский собор был чудом, но с высокой храмовой колокольни было видно, что как чудо он не одинок. Отнимите от него деревянный город, Северную Двину, заостровские и небесные дали, и чудо не состоялось бы.

 

И.СОБЕРГ, А.ПОПЛАВСКИЙ И ДРУГИЕ


Фирменное паспарту фотостудии Ивана Соберга.

В начала XX века в Архангельске имелось несколько фотостудий: Я.Лейцингера, А.Поплавского, И.Соберга, М.Сорокина, И.Третьякова и другие. Их них вышло огромное количество фотографий - интереснейших свидетельств своей эпохи. Снимки старых мастеров характеризуются высоким художественным качеством, которое было возможно только в результате активного взаимодействия модели и художника.


Семейный портрет неизвестных архангелогородцев

Колдуя со светом, фотографы первых поколений преобразовывали обычное в возвышенное, хотели того или нет, но они обязательно выявляли социальный статус людей. Позировавшие, подавив на время свою непринуждённость и придав лицу, фигуре и рукам наилучшее положение, как бы приглашали фотографа внимательно всмотреться в них, а тот получал необходимые санкции на внимательное разглядывание и изучение заказчика, как будто это было Оно. Плюс к этому большое время экспозиции, которое позволяло стереть с лица или жеста случайные черты. В результате всё движение исчезало с фотопластинок. Даже животные и дети - прототипы неконтролируемого поведения - и те на фотографиях начала века застыли. Может, отсюда завидное ощущение неизбежного и вечного, идущее от старых снимков, что-то вроде символического чувства трансцендентной мудрости.

Старые снимки рождают хорошее чувство гордости. Они говорят нам, что не только в "эрмитажах", но в на¬шем самом ближайшем окружении всегда имеется нечто исключительное и приятное. Кроме того, они наделены привилегией помочь нам понять самих себя, откуда мы и куда идём, расширить и сохранить наш опыт, получить жизненно необходимые сообщения. Многие фотографии старых мастеров сродни произведениям искусства. Взятые во множестве, они создают энциклопедию жизни архангелогородцев начала века, широкую панораму персонажей, наполненную пафосом и глубоким драматизмом.

 

ТРОИЦКИЙ, 120


Троицкий проспект. Ближайший к нам дом № 120. принадлежавший братьям Линдес. В нём жила семья генерала С. С. Саввича после его отставки.

Казалось бы, все выдающиеся личности, которые так или иначе в начале XX века были связаны с Архангельском, известны и "пронумерованы". Отнюдь.


Генерал от инфантерии Сергей Сергеевич Саввич. (1863-1939)


Семья императора Александра III с императрицей Марией Фёдоровной и детьми: Николаем (будущим Николаем II), Георгием, Ксенией, Михаилом и Ольгой. Эта подлинная фотография царской семьи до последнего времени украшала интерьер одного из старых домов Соломбалы.

В июне 1917 года в доме Лиидеса, на Троицком, 120, прописался отставной генерал от инфантерии Сергей Сергеевич Саввич, который волею судьбы всего три месяца назад присутствовал при отречении наря Николая II от престола. И возьму на себя смелость сказать - повлиял на принятие последним царствовавшим монархом исторического решения. Сергей Сергеевич также едва ли не первый описал в подробностях эту сцепу. Затем статья Саввича многократно перепечатывалась на Западе и в эмигрантской прессе, но впервые была опубликована в январе 1919 года в архангельской газете "Отечество". Вот небольшой отрывок из неё: "В этом салоне кроме Государя и нас троих никого не было, все двери и окна были плотно закрыты.

Государь сначала стоял, потом сел и предложил всем сесть. Рузский сел (он был больной человек и чувствовал себя физически слабым), а я и Данилов всё время стояли навытяжку. Государь много курил. Я вообще никогда не курю. Государь и все мы очень волновались, потому что нполне отдавали себе отчёт, что мы приступаем к обсуждению огромной важности государственного вопроса в истории Великой России. По крайнему убеждению каждого из нас троих, благо России повелительно требовало, чтобы мы высказали горькую и ничем не приукрашенную истину нашему дорогому Государю, которому мы все были бесконечно преданы. Какая ужасная трагедия!"

Затем Сергей Сергеевич приводит высказывания двух генералов и своё и после пишет:

"Наступило общее молчание, длившееся, как мне показалось, около двух минут.

Государь сидел в раздумье, опустив голову. Затем он встал и сказал:

- Я решился. Я отказываюсь от престола.

При этом Государь перекрестился. Перекрестились и все мы".

 

МАРГАРИТИНСКАЯ ЯРМАРКА


Архангельск в дни Маргаритинской ярмарки. Городской рейд напротив базара заполнен поморскими и норвежскими судами. Попасть на них покупателям труда не составляло: у берега всегда наготове были лодочники.


Климат Архангельска - это мир контрастов, где с окончанием зимы, как взрыв, рождается весна, расцветающая затем живыми красками на несколько месяцев под летним солнцем, а затем снова следует возврат к туманным и всё более коротким дням. Хорошо в Архангельске летом, прекрасно зимой, но, если бы небеса предложили архангелогородцам выбор того или иного времени года навечно, думаю, что многие бы отдали предпочтение осени - берёзам, обретающим золото под спокойным холодноватым серо-голубым небом, листьям, тихо падающим и превращающим землю в мягкий багряно-золотой ковер, и терпкому аромату осени. А что касается архангелогородцев начала века, то они точно каждый год ждали наступления осени, потому что с ней на целый месяц приходил большой торг - Маргаритинская ярмарка.

В дни Маргаритинской ярмарки товарооборот на архангельском базаре резко возрастал, и основу его со-ставляли сделки, касающиеся рыбы и хлеба. Соответственно участники ярмарки делились на две категории: поморы, возвращавшиеся осенью с промыслов с уловом, и верховцы, представители земледельческих уездов, продававшие хлеб, мануфактуру и другие промышленные товары. Городской рейд и пристани заполнялись множеством судов и становились продолжением базара.


Архангельский базар в дни Маргаритинской ярмарки

Рыба в дни Маргаритинской ярмарки в изобилии, на любой вкус: треска, палтус, "пикшуй", зубатка, сёмга, белорыбица - нельма, пелядь, сиг, мезенская и соловец¬кая сельдь. При виде всего этого захватывало дух. Большая часть рыбы только что рассталась с родной стихией, и от неё пахло солоноватой свежестью моря, а не типично рыбным ароматом. "Отсюда-то, - писал С.Максимов, - и со всей пристани, и со всех беломорских судов, и от всех рослых богатырей - поморов, расхаживающих по рынку и по всему городу, несется тот характеристически-неприятный запах трески, который не даёт покоя нигде..."

Рыбные ряды были сугубо мужской территорией, где рыботорговцы порой смахивали на мясников. В то время как в лавках процедуры вроде потрошения рыбы, удаления чешуи, отсечения головы происходили, как говорится, за кулисами, на ярмарке потенциальные покупатели имели возможность по достоинству оценить искусство продавца, то есть не только насладиться неописуемым зрелищем высококачественной рыбы, но и мастерским умением разделать свой товар.

 

НЕМЕЦКАЯ СЛОБОДА


Английская церковь в Немецкой слободе. Теперь на её месте вечный огонь.

В Архангельске начала века царила дружелюбная атмосфера, и спокойный провин¬циализм уживался с космополитизмом портового города. Подтверждением тому служит факт, что, кроме обычных для русских губернских городов официальных учреждений, в Архангельске имелись всевозможные консульства: английское, бельгийское, германское, датское, норвежское, шведское, и был целый район города, где проживали только выходцы из Западной Европы, - Немецкая слобода.

Иностранцы попадали в Архангельск преимущественно через "чёрный ход" северных морей. Многие иностранные фамилии были известны в Архангельске ещё с XVI века. Так, идеально выверенная родословная Шольцев восходила к голландцу Руту ван Бринену, приглашённому Петром I на строительство кораблей в Соломбалу. При смене поколений иностранцы постепенно ассимилировались с местным населением, но их экзотически звучащие для русского слуха фамилии: Фонтейнес, Ульсен, Пец устойчиво сохранялись и составляли гордость их владельцев.

Архангельские немцы держались тесным кругом и ценили друг друга за умение уверенно занимать подобающее место в обществе. Мужчины были немногословны, женщины - ироничны, но шовинизм в них отсутствовал начисто. Они уважительно относились к России и, подобно своим предкам, активно участвовали в формировании облика Архангельска и способствовали его жизнедеятельности.


Троицкий проспект в Немецкой слободе (теперь взгляд от телестудии "Поморье" в сторону улицы Карла Маркса).

По сегодняшним меркам, Немецкая слобода - всего лишь несколько кварталов Архангельска между набережной и Троицким, от улицы Свободы до улицы Гайдара. В начале века она напоминала предместье западного города, может, силуэтами кирхи и польского костёла, может, чистотой. Доски добротных мостовых здесь не прогибались под ногами, особняки утопали в зелени садов и спорили друг с другом богатством отделки. Немцы очень следили за тем, чтобы их слобода была красивой и в ней селились только "приличные люди”.

 

МИХАЙЛО-АРХАНГЕЛЬСКИЙ МОНАСТЫРЬ


Михайло Архангельский монастырь. Соборная церковь построена в 1699 году.

Современная набережная в центральной части города заканчивается у насыпи железнодорожного моста, а в начале XX века она упиралась в надвратную колокольню Михайло-Архангельского монастыря. Здесь заканчивался город. Далее следовал Бык с его Смольным и Льняным Буянами, "шестая верста" и так далее.

Монастырская колокольня датируется 1822 годом. За невысокими белыми монастырскими стенами, не столько крепостными, сколько декоративными, возвышалась соборная церковь, законченная строительством в 1700 году. По состоянию на начало века Михайло-Архангельский монастырь был беден и едва сводил концы с концами, но его история, как и кладбище при нём, кстати, с его склепами архангельской знати и горевшими в них лампадками, был живым свидетельством христианизации Севера...


Акварель Д.Е.Кампвелла.

Источник: The Caledonian Phalanx: Scots in Russia I. [Jakes, Paul. Edinburch, 1987 (вид от ул.Урицкого в сторону железнодорожного моста).

В X-XI веках, в период новгородского заселения Севера, сюда шли и христианские миссионеры - монахи-отшельники, искавшие заветных "пустынь" и обретения на земле обетованной небесной жизни. Три зова слышались им из дремучих северных лесов. Первым был зов Бога. Только в лесах, верили первые христиане, можно по-настоящему соприкоснуться с миром сверхъестественным, трансцендентным, услышать слова откровения. Второй голос призывал их уйти из мира, который уже тогда уничтожал Бога своим торгашеством, семейными, узами и мирскими страстями. Безлюдье и девственность лесов казались любителям безмолвия воплощением чистоты и непритязательности. Парадоксальным образом лес становился для них местом, где обретались последние воспоминания о земном рае.

И ещё монахов звали трубы Страшного суда. Монахи верили в близость конца света и были убеждены, что не сегодня-завтра небеса разверзнутся и явят карающих ангелов с огненными мечами, и горе тем, кого застанут в грехе и забвении Бога - эти люди будут навеки ввергнуты в геенну огненную. Конец света, считали первые христиане, следует встретить вдали от мира, стоя в молитве, дабы по возможности быть поближе к Богу.

На Севере вставали обетные кресты и скиты, созда-вавшие "священный пейзаж", напоминающий об "истинной вере". Но молчание неба бывает беспощадным и в лесах. Некоторые из монахов не выдерживали, других мучили галлюцинации и приступы сумасшествия, третьи неукоснительно следовали обету и объединялись в группы. В местах уединённых лесных келий возникали монастыри, становившиеся постоянными центрами церемоний. Обслуживавшие их монахи были озабочены не только разработкой ритуала, но и созданием предметно-пространственной среды, чтобы повысить привлекательность места. Один такой монастырь возник в конце XIV века в дельте Северной Двины, на мысе Пур-Наволок. Его назвали Михайло-Архангельским. От него пошёл Архангельск.

 

МОРСКАЯ ДИНАСТИЯ КОТЦОВЫХ


Это потом Иван Котцов станет командиром гидрографических судов, будет награждён орденом Ленина, примет участие в спасении остатков трагедийного конвоя PQ-17, а пока... начало XX века, и он учится лоцманскому делу, плавает на торговых судах матросом-рулевым. В 1913 году ему "предоставляется право ношения на левой стороне груди юбилейного знака Общества архангельских лоцманов имени Царя Михаила Фёдоровича в память трёхсотлетия существования в Архангельске лоцманской организации". Примерно в это же время Иван заканчивает Архангельское торговое мореходное училище и получает диплом штурмана.

Иван был шестым потомком в династии Котцовых, посвятившей себя морю. Она восходит к XVII веку, когда крестьянин Козёмка Котцов перебрался в архангельскую поморскую деревню Залахотье. Здесь он пристрастился к мореплаванию, и, когда Баженииы спустили на воду первый свой корабль, у штурвала его стоял Козёмка. Сам Пётр Великий жаловал его званием "корабельного вожа" - так тогда называли лоцманов. В семье Котцовых хранилась и передавалась по наследству собственноручная грамота Петра I, датированная 1694 годом:

"... корабельным вожам Ивашке Олтуфьеву да Козёмке Котцову с товарищи в нынешнем году во время нынешней ярманки торговые корабли, которые с моря учнут к устью приходить, провожать к городу Архангельскому и ставиться на море проводить со всяким береженьем..."


Архангельские лоцманы. В центре отец и сын Котцовы.

С тех нор лоцманское дело передавалось в семье Котцовых по наследству. Вглядитесь в выцветший снимок лоцманов архангельского порта, датируемый гранью веков. В центре вы видите старосту лоцманов Федора Владимировича Котцова, а внизу, у его ног, - сын. Это и есть будущий Иван Федорович Котцов. И, хотя он пока совсем маленький, но уже в настоящей лоцманской форме. Можно ли более наглядно выразить преемственность ремесла, которая существовала в культуре русской семьи начала века?!

Отрывок из книги "Двинская хроника: опыт коллективной памяти", авторы: Барашков Ю.А., Валинг Т. Гортер-Гронвик. Архангельск 1999 год

Читай также:

Категория: Публикации | Добавил: admin|Источник | Рейтинг: 0.0/0
Просмотров: 13586 | Теги: Архангельская губерния, Архангельск дореволюционный

[30.12.2013]«Камаз» загорелся из-за неисправности магнитолы
[30.12.2013]Березничанина будут судить за применение насилия к полицейскому
[27.12.2013]Победители конкурса на лучшее новогоднее оформление
[26.12.2013]Ситуацию с ледовыми переправами обсудили в областном правительстве
[26.12.2013]В озёрах Виноградовского района будут выращивать рыбу



Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]