Главная » 2013 » Май » 8 » Летописец Великой Отечественной Калестин Степанович Коробицын
13:14
Летописец Великой Отечественной Калестин Степанович Коробицын

Легендарный фотокорреспондент «Правды Севера», уроженец Шенкурска, Коробицын Калестин Степанович прошел всю войну, создал ее бесценную фотолетопись, расписался на Рейхстаге, был знаком со знаменитым маршалом Рокоссовским…

Современники вспоминают, что Калестин Коробицын был не только профессионалом своего дела, но и замечательным человеком – светлым, легким, обаятельным. Его знали и любили очень многие в нашей области и далеко за ее пределами.




Коробицын Калестин Степанович родился 17июля  1909 года в городе Шенкурск Архангельской губернии.

Более сорока лет Калестин Степанович проработал в газете "Правда Севера". Придя туда учеником цинкографа. После смерти своего дяди, получил в наследство фотокамеру со штативом и одной фотопластиной. С этого все и началось.


Отправка мобилизованных на фронт, Архангельск, 1941 год (Автор: К.Коробицын)

До июня 1941 года практически в каждом номере газеты публиковались его снимки. С началом Великой Отечественной войны был мобилизован. Служил фронтовым корреспондентом 28-й (43-й) армии.

Калестин Степанович был участником битвы под Москвой, освобождал Белоруссию, Польшу, в составе Третьего Белорусского фронта под командованием Василевского принимал участие в штурме Кенигсберга. Войну закончил в звании майора, фотокорреспондентом Второго Белорусского фронта», которым командовал Рокоссовский.


Под боевым знаменем... (Автор: К.Коробицын)

За участие в войне награжден боевыми орденами и медалями, одна награда — орден Красной Звезды, за штурм Кенигсберга, была вручена Коробицыну спустя 15 лет.

С Днем Победы его поздравляли прославленные маршалы Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский и Александр Михайлович Василевский. В 1967 году во время пребывания в Архангельске главный инспектор Министерства обороны Рокоссовский распорядился найти Коробицына и представил его руководству области: «Мой фронтовой друг. Отличный человек, прекрасный журналист. В пекло всегда лез со своей «лейкой».


Маршал Константин Рокоссовский среди солдат (Автор: К.Коробицын)

Хорошо знавший К.С. Коробицына капитан дальнего плавания Юрий Жуков рассказывал, что в свое время Калестин Степанович показал ему фотографию: военный госпиталь, большой групповой снимок – офицеры из свиты Рокоссовского, врачи, медсестры, в центре – Константин Константинович, которого медперсонал попросил сфотографироваться с ним. Потом Калестин Степанович положил на стол второй снимок. Юрий Дмитриевич глянул и сказал: «То же самое». Коробицын возразил: «Смотри внимательней». Оказалось, что в центре «фотки» опять же человек в маршальской форме, только не командующий фронтом, а фотокорреспондент Коробицын. Вот такие были отношения у маршала и майора.


«Заряжай!» (Автор: К.Коробицын)

Фотовыставки только Калестина Степановича проходили и в Архангельске, и в Москве – никто из его коллег такого не добился. Ни в прежнее время, ни в нынешнее.

Рассказы Коробицына и о Коробицыне сохранились до сих пор – и устные, и опубликованные. И о нем, и о его друзьях. Один из таких рассказов запомнил журналист «Правды Севера» Владимир Алексеевич Иванов.

- Осенью 1941 года немцы перли со страшной силой, - вздохнул Калестин Степанович. – Вечером, после того как откатились мы километров на 15, оказались в подмосковной деревеньке – старой, чистенькой и, судя по домам, зажиточной. Тут нам скомандовали: «Привал!» Я растянулся на траве у изгороди, ноги вытянул и сразу заснул как убитый. Проснулся от толчков – Ванечка Хабаров будит. «Вставай, - говорит, - курицу ощипать надо». Где он эту курицу ухватил или выменял у кого-нибудь, некогда было спрашивать, а потом забылось… Походные кухни мы бросили, НЗ сшамали. А тут – на тебе! – курица. Как мираж. Только мы за нее взялись, кричат: «Танки!» Мы, конечно, ноги в руки – и наутек. Километров пять отмахали по грязи в темноте, до леска добежали, свалились. Думаю: теперь меня домкратом не поднимешь, так устал. А Ванечка отдышался и пристает: «Костерок надо развести, курицу сварить». – «Не бросил ее?!» -«Как можно?!»


На переднем крае (Автор: К.Коробицын)

Но и в леске мы не задержались, подняли нас по тревоге. Когда брезжить начало, остановились в каком-то поселке. Там по просьбе Ванечки старушка курицу нам выпотрошила и такой супчик сварганила – пальчики оближешь! В жизни ничего вкуснее не едал.

Владимир Иванов замечал: «В глаза не видел я Ванечки Хабарова. Знаю лишь по фамилии, что выбита на мраморе в списке тех, кто не вернулся в редакцию «Правды Севера» с полей Великой Отечественной. Но вот вспомню разговор с Калестином Степановичем – и встает в памяти как живой простодушный архангельский парень с удивительными, по-детски чистыми, доверчивыми глазами».


Главное – верное направление (Автор: К.Коробицын)

Война для Калестина Коробицына чуть трагически не закончилась в Кенигсберге: фотографируя поднявшихся в атаку солдат, споткнулся о какой-то кабель, ругнулся, выхватил из-за пояса трофейный тесак, рубанул с досады по кабелю (он был трехфазным) и потерял сознание. Очнулся, увидел перед собой врача в медсанбате. А потом получил орден Красной Звезды «за предотвращение взрыва важнейшего стратегического объекта». Случайность? Нет. Вспомним маршала Рокоссовского, который сказал, что наш фотокор в пекло лез со своей «лейкой».


Оборона Москвы. Варшавское шоссе, село Каменка. Пушка на прямой (Автор: К.Коробицын)

Калестин Степанович Коробицын был легендарной личностью. О таких, как он, передавая из уст в уста рассказы о них, много чего говорят, прибавляют, домысливают, в хорошем смысле слова привирают. Это – показатель масштаба личности.

Калестин Степанович на дух не переносил чванство, заносчивость. Поэтому в командировке на Печоре побил штативом референта главы правительства Алексея Николаевича Косыгина... Впрочем, был Коробицын человеком отходчивым – и помирился с москвичом. Чему способствовали спирт и рыба семга.


У сбитого немецкого самолета. Январь 1942 года (Автор: К.Коробицын)

Этот случай был после войны. А вот один из поступков Коробицына до нее. Он положил в железные коробки снимки репрессированных земляков и закопал в землю. Другой бы на месте Коробицына мог «отречься», «покаяться»: мол, фотографировал врагов, не разглядев их личину, а теперь готов сжечь их фотографии...

Те снимки использовались в «Правде Севера» после XX партсъезда.


«Правда Севера» – главная газета области (Автор: К.Коробицын)

Калестин Степанович мог бы с довоенных лет жить в Москве, работать не где-нибудь, а в газете «Правда». Но он предпочел остаться архангелогородцем, потому что очень любил своих родителей, Север, его Двину, улицу Поморскую, газету «Правда Севера», районы Архангельской области, где бывал не однажды. Он был романтиком. Таким и запомнился северянам.


Фотошедевры Коробицына и сегодня приковывают взгляды. Выставка в Гостиных Дворах, Архангельск, май 2012 г.

Категория: Публикации | Добавил: admin | Рейтинг: 0.0/0
Просмотров: 11498 | Теги: 1941-1945

[30.12.2013]«Камаз» загорелся из-за неисправности магнитолы
[30.12.2013]Березничанина будут судить за применение насилия к полицейскому
[27.12.2013]Победители конкурса на лучшее новогоднее оформление
[26.12.2013]Ситуацию с ледовыми переправами обсудили в областном правительстве
[26.12.2013]В озёрах Виноградовского района будут выращивать рыбу



Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]