Главная » Краеведение » Из истории Двиноважья

Страхов В.Е. Двинские дали
 
Книга: Страхов В.Е. Двинские дали. — Архангельск, 1972.— 224 с.




РАЙОН ИМЕНИ ГЕРОЯ

От Борка, где шли ожесточенные бои, начинается Виноградовский район. Кончается он в Усть-Морже, недалеко от речки Шипилихи, где белые получили хорошую трепку и откуда бесповоротно удирали. Тут им стало не до жиру, быть бы живу… Плесы боевой славы омывают берега Виноградовского района.

На землях Борка, Сельца, Яковлевского, Двинского Березника и Усть-Моржа ныне шесть совхозов. Колхозов в районе с 1959 года нет. Совхозы показали несколько лучшие итоги в животноводстве, чем сельхозартели. В 1969 году совхозный район имел на шестьсот коров больше, продал молока на пять тысяч тонн и мяса на четыреста тонн больше, чем колхозы в 1958 году. Реорганизация маломощных и малолюдных сельхозартелей в совхозы себя оправдала. Однако в полеводстве и луговодстве некоторые хозяйства пока не ушли вперед от своих предшественников, и это сдерживает дальнейшее их развитие.

Другими стали лесные берега этого плеса. Когда на Двине шла пальба с канонерок, в устье ручья Рочегды не было никакого жилья. От береговой кромки шли леса и леса. Теперь теплоход подходит к пристани Рочегда. На высоком берегу - штабеля бревен и поселок. Это центр Конецгорского леспромхоза. Название предприятия оправдано не только близостью к нему деревень Конецгорья, но и тем, что первыми строителями поселка и сезонными рабочими на заготовке древесины были колхозники из этих деревень.

Оснащение леспромхоза техникой ныне не идет ни в какое сравнение с первыми годами его жизни. Газогенераторный мотовоз и паровоз, ходивший на дровах, сменили тепловозы и автомашины. А о лучковке и несовершенных механических пилах можно узнать только из рассказов первого директора леспромхоза Николая Прижимова да ветерана-стахановца Семена Луференко. В первый год силами колхозников леспромхоз не заготовил и тридцати тысяч кубометров древесины, ныне заготовляет триста тысяч кубометров в год.

С каждым годом все дальше и дальше уходит железнодорожный путь в лесную целину. За содержанием путей в исправности в леспромхозе зорко следит почетный гражданин Виноградовского района, потомственный двинской лесник мастер Михаил Рашев. Среди ремонтников транспортной техники - Александр Луференко, несущий эстафету отца, знатного лесоруба.

Конецгорский леспромхоз часть древесины перерабатывает на месте, в том числе дровяную, - на тару. Однако в использовании лесосечного фонда леспромхоз не может похвалиться, в лесосеках остается много лиственной древесины. От других двинских Конецгорский леспромхоз отличается тем, что плотит древесину своими силами.

Рочегда - большой поселок. В нем больше трех тысяч жителей. Как и в других лесных центрах, здесь рубленые двухэтажные дома, детские учреждения, средняя школа, клуб, магазины… Отличает Рочегду от других поселков на Двине большое индивидуальное жилищное строительство. Уже построено сто сорок таких домов. Это можно понять. Многие жители Рочегды - выходцы из Конецгорья, Топсы, Троицы, они, выехав из деревень, накрепко связали свою новую рабочую жизнь с лесом, с Рочегдой. А индивидуальные дома приближают их к привычному быту, но в быту вовсе не уводят назад.

В Виноградовском районе с населением в 26 500 человек за два года продано более двухсот мотоциклов, двухсот пятидесяти холодильников, тысяча сто стиральных машин, полтораста телевизоров, тысяча четыреста радиол. В Борецком магазине весь годовой лимит мотоциклов, лодочных моторов и стиральных машин использован за полгода. Новое в быт лесных и совхозных рабочих входит независимо от того, в каких домах они живут.

Шесть совхозов и три леспромхоза придают району экономический и социальный облик, отличный от старого, в котором индивидуальное крестьянское хозяйство «сочеталось» с сезонной работой в лесу. Когда в 1929 году собрался первый при новом административном делении районный съезд Советов, то мандатная комиссия зарегистрировала в числе делегатов 39 крестьян-бедняков, 64 середняка, двух батраков, одного рабочего и двух интеллигентов. В 1970 году на сплаве в границах района, в леспромхозах и совхозах было почти восемь тысяч кадровых рабочих. Население в районном Совете депутатов трудящихся представляли 36 рабочих, 16 представителей интеллигенции, 19 работников советских и партийных органов и 4 из учреждений сферы обслуживания.

В сравнении с двадцатыми годами вырос отряд интеллигенции. Еще в 1929 году в районе был только один техник и ни одного инженера. Это и понятно. Чтобы запрячь лошадку в лесовозные сани и руководить этой «техникой» с помощью вожжей м кнута, не требовались специалисты. Любой деревенский подросток постигал эту науку с детства. В 1970 году число техников и инженеров близко к тремстам. Весь район в 1929 году обслуживали семь фельдшеров и два врача. Ныне - больше восьмидесяти медиков, в том числе двадцать врачей. Семь агрономов, ветеринаров и зоотехников служили сельскому хозяйству, распыленному по единоличным дворам. Теперь девяносто специалистов работают в совхозах и районных организациях.

Центр Виноградовского района - поселок Березник издавна известен как важный водный транзитный пункт на устье Ваги. В дореволюционное прошлое деревни с официальным названием Семеновская и Ефимовская были объединены общим именем Двинской Березник. В 1905 году в двух деревнях числилось менее пятисот Жителей, в 1970 - в поселке больше пяти тысяч.

География Березника отлична от Верхней Тоймы и Красноборска, растущих вдоль и вширь. В Березнике центральная улица П. Виноградова застроена почти на пять километров, а параллельные ей улицы - около километра. Центральной части поселка расти вширь некуда. Улица Р. Куликова расположена на небольшой возвышенности, идет рядом с затопляемой низиной, а улица Хаджи-Мурата, по другую сторону от главной, граничит с лесным болотом. Поперечная Советская улица уже на втором квартале упирается в это болото, и дальше ходу ей нет. Со временем лесное болото, конечно, будет осушено, что важно для компактной застройки поселка и в санитарных целях.

Название поселок получил от ручья Березовка, березы же в прошлом вовсе не украшали улицы, не оправдывали названия села. Писатель К. Коничев, побывав в Березнике в тридцатые годы, отмечал отсутствие в поселке зелени. Пройдите теперь по березниковским улицам, и на больших участках вам будут сопутствовать березы и другие деревья. Почти целый квартал занял молодой парк. И чувствуется, что забота о «зеленом друге» повседневна. Молодые деревца посажены на сравнительно новой улице Хаджи-Мурата и на удлиненной части улицы П. Виноградова. Совсем недавно построены здания райкома партии и редакции газеты, а около них - деревья. Видел, как в засушливые дни на улицах автоцистерна поливала посадки живительной влагой.

Березник и теперь остается крупным транспортным пунктом, хотя устье Ваги летом закрыто для судоходства: один рукав засыпан песком с прослойками бревен, по второму идет молевой сплав древесины. Рейсы из Березника в Шенкурск значатся в расписании с оговоркой - «до спада воды».

В Березнике находится Двино-Важская сплавная контора. Она руководит сплавом древесины по реке Ваге, шестнадцати ее притокам и тринадцати речкам, впадающим в эти притоки, и крупнейшими на Двине запанями. Из них отправляется по Двине в плотах более трех миллионов кубометров древесины.

Сплавные работы до революции служили средством грубейшей эксплуатации капиталистическими фирмами сплавщиков-крестьян. По договору, заключенному в 1905 году, их обязывали: «При сплаве от мелководья лес выкатывать на берег и хранить, в следующую навигацию сплавить, не требуя особой платы. При устье запани устроить и потребный материал за готовить без особой платы. Бревна в запани хранить самим, а при утрате за каждое бревно платить 5 рублей».

Первые мощные сплоточные машины  на Северной Двине. 1950 год

Без реки и теперь нельзя представить путь дерева с места заготовки до заводской пилы, котла целлюлозного предприятия или до строительной площадки. Но при сходстве пути ни в условиях работы, ни в технологии сплотки нет ничего общего с прошлым, против которого во всех и всяких его проявлениях шла война и на двинских плесах. Весельная лодка, багор и топор - вот и все вооружение сплавщиков старого времени. Ныне труд механизирован. На каждого сплавщика приходится технического вооружения более десяти лошадиных сил.

Проследим водный путь бревна. Вывезенная на берег древесина до вскрытия реки лежит в штабелях. Это называется нижним складом. Но вот прошел лед, держится половодье. Тогда надо успеть скатать бревна в воду и прогнать их врассыпную - молем до устья речки, впадающей в большую реку Вагу.

На нижних складах мелких речек для скатки древесины еще служит «аншпуг» - кол в руках рабочего, на больших окладах на сброске применяют тракторные агрегаты. Видел, как трое рабочих за двадцать минут спустили в Двину двадцать кубометров бревен. Штабель в 1200 кубометров с помощью агрегата они сбросят на воду за три рабочих дня. При ручной скатке им потребовался бы месяц. Но и трактор на сброске древесины в реку - не последнее слово техники. В ближайшие годы двинские нижние склады оснастятся кранами.

Но вот из маленьких речушек древесина вошла в притоки Ваги, прошла молем по ним и вышла к устью рек. Впереди путь по многоводной весной Ваге. Сразу из всех притоков древесину в Вагу выпустить нельзя. Река не справится с такой ношей на своей спине. И не легкая это стратегическая задача регулировать выпуск древесины из устья мелких рек в большой молевой сплав! Если выпустить больше, чем может в данное время осилить река по уровню воды, создадутся пробки-заломы. Если придержать выпуск древесины дольше, чем следовало бы, большая вода уйдет и последние партии бревен придется тащить по важским пескам… Никакие учебники здесь не подскажут решения. Нужен опыт предвидения и, конечно же, архиоперативная информация об обстановке на речных путях.

Одна из встреч с начальником Двино-Важской сплавной конторы Е. В. Шимаховым состоялась, когда он вернулся из осмотра своей водной «епархии» с вертолета. Это дало ему точную картину обстановки на сплавных путях, протяженность которых превышает восемьсот километров. Стало ему ясней, где отстает молевой сплав на речках, где назревают или уже создались опасные места на Ваге…

Нельзя сказать, чтобы древесина плыла на реках только по воле волн и водных струй, которые коварно норовят приткнуть бревна к берегу, пользуясь их собственной беспомощностью. Миновать берега и песчаные отмели на фарватере помогают древесине ограждения из бон - длинных цепочек из сколоченных в три-четыре ряда бревен, соединенных цинковыми канатами. Наплавных сооружений у Двино-Важской сплавной конторы около шестисот километров. Помогают сплаву патрульные катера с малой осадкой и моторные лодки.

Около шестисот тысяч кубометров древесины не попадает в Вагу. Она выгружается с реки Устьи на железную дорогу. Перед впадением Ваги в Двину часть древесины задерживается в запани Шидрово. Работа этого сплавного рейда зависит от капризов Ваги, гидрологические условия которой по годам весьма изменчивы. В 1957 году в Шидрове сплотили шестьсот тысяч кубометров древесины. В 1969 - только пятьдесят тысяч, в 1970 году - двести пятьдесят тысяч.

Более двух с половиной миллионов кубометров древесины из Ваги выходит на Двину. Она попадает в крупные рейды - механизированные предприятия по сплотке- Пенье, Пянда, Хетово. Ведет сплотку Двино-Важская контора и древесины в устье реки Ваеньги и древесины, что сбрасывается с берега Двины в Почтовом.

Побываем на ближайшей к Березнику запани Пенье. Бревна из Ваги подплывают сюда общей массой, в которой находятся различной длины и толщины и сосна и ель. Рабочие с помощью багров направляют эту разносортную древесину из главного коридора в те или другие боковые ворота. В каждые нужно выталкивать из главного потока древесину только определенного ассортимента. Конечно, легко отличить ель от сосны, тонкое бревно от солидного пиловочника. Но нужен наметанный глаз, чтобы заметить разницу между одиннадцатью и двенадцатью сантиметрами в толщине бревна. При ошибке оно попадает не в те ворота и при сплотке нарушит односортность пучка древесины.

На запань Пенье я попал в одну из смен, на которой командовал парадом бревен опытный бригадир Петр Юртаев, заслуженный работник заготовок и сплава РСФСР. С войны пришел с боевым орденом Красного Знамени, на сплаве заслужил орден Ленина и орден Октябрьской Революции. В руках рабочих багры. Этим древнейшим орудием они направляют бревна в боковые протоки, согласно указаниям на щитах. Только направляют, а для проталкивания не надо усилий: бревно поверхностью коснется вращающегося барабана с зубьями и с его помощью быстро пройдет в боковой коридор. На выталкивании каждого сорта древесины раньше стояли два-три рабочих, теперь с помощью «барабанного ускорителя» справляется один.

Бригадир Юртаев с багром появляется то в одном, то в другом месте сплавного конвейера, оказывая помощь. Да и идя на обеденный перерыв, он в числе последних из пятидесяти человек бригады положил багор. Думается, точную характеристику бригадиру дал старый сплавщик Алексей Киселев:

- У нашего бригадира руки не в карманах! Труженик, работяга и руководитель.

Вот к сплоточному станку, стоящему в конце главного коридора, подошла однородная древесина. Всякая другая ушла в боковые протоки. Теперь над бревнами, чинно рядком лежащими на воде, отсчитав, сколько их пойдет в пучок, священнодействует Светлана Третьякова, учетчица. На глаз она определяет длину и толщину каждого бревна, лишь изредка прикладывая к торцу мерку, чтобы убедиться в правильности меры.

Сплотка леса на Северной Двине. 1950 год

Сплоточный станок сжимает ряд бревен в пучок, выравнивает в нем концы, обвязывает пучок проволокой. У пульта управления - Виктор Назаров. Работает он в Пенье восемь лет, приехав сюда по окончании курсов на Каме. Родом из Ульяновской области, он как приехал на Север, так и прирос к нему:

- Да я теперь и жизни без леса, грибов и ягод не представляю!..

Назаров - не единственный волгарь, прижившийся на Двине. И Юртаев, более двадцати лет работающий здесь, приехал из волжских краев. Да и Кисляков - волгарь. Он уже - пенсионер, на родину не вернулся и вышел «подмочь ребятам» на сплотке.

Объем пучка зависит от глубин в Двине в период сплотки. Бывает в нем двенадцать, пятнадцать и даже тридцать кубометров. К каждому пучку прикрепляют бирку с номером, а в документе указывают, сколько, какой длины и толщины бревен в пучке и объем древесины. Из пучков формируют плот, и на буксире парохода он идет в Архангельск. За сезон Пенье отправляет около миллиона кубометров древесины. Возглавляет коллектив запани много лет орденоносец Михаил Абрамов.

Когда плот приходит на рейд в Архангельск или Боброво, представители Беломорской сплавной конторы и предприятия, которому назначена древесина, берут из плота пять-десять процентов пучков, распускают их, измеряют каждое бревно и полученную кубатуру обобщают на весь плот. Слов нет, поручиться за точность определения «на глазок» меры каждого бревна Светланой Третьяковой и всеми шестьюдесятью учетчиками нельзя. Но кто может поручиться, что объем пробных пучков точно определяет количество древесины во всем плоту?.. Назрела необходимость применения «механического кубатурника», показатели которого были бы бесспорны и для сдающих, и для принимающих плоты. К тому же это сократило бы многие сотни учетчиков на двинских рейдах и десятников на приемке древесины.

Сплавная контора принимает древесину от леспромхозов на нижних складах до наступления молевого сплава и сдает ее по окончании сплава в плотах. Разница в объеме принятой и сданной в 1969 году древесины составила двести тысяч кубометров. Сплавная контора материально отвечает за недостачу. Но в этом повинна только ли она? Ведь молевой сплав древесины, принятой сплавконторой на нижнем складе, ведут по молевым речкам леспромхозы.

В «большом накладе» сплавщики остаются и по другой причине. Бревно на нижнем складе они принимают от леспромхозов свеженьким, только срубленным. В нем нет ни синевы, ни короеда, ни трещины. Принимается и оплачивается высоким сортом. Принятая в мае и поздней древесина в молевой сплав этого года не попадет, лежит в штабеле все лето, зиму, с апреля снова ее греет солнышко… Несколько месяцев бревно болтается в воде. Предстает оно в плотах перед приемщиками-браковщиками вовсе не в том качестве, в котором приняли его сплавщики на нижнем складе около года назад. Сдается значительная часть древесины более низким сортом. Хотя ясно, что хранить на берегу и сплавлять бревно в целлофановой упаковке не имеется возможности. Сплавщики попадают в положение переживающих «во чужом пиру похмелье».

Двино-Важская сплавная контора по объему сплава занимает ведущее место на Двине. Но география сплава охватывает весь бассейн Северной Двины с ее притоками. Около миллиона кубометров поступает древесины в Двину с Юга и Сухоны, больше полумиллиона с Вычегды. Идет сплотка на устье Малой Двины - в Шипи-цыне и Забелье, на Большой Двине в Дябрине - на устье Уфтюги, в устьях рек Нижней Тоймы, Кодимы, Обокши, Емцы, Пинеги…

На всем пути по Двине из Котласа теплоход часто обгоняет плотоводы, степенно буксирующие древесину. И каждый четвертый плот, приходящий в Архангельск, - это труд сплавщиков из района, носящего имя героя гражданской войны.

Категория: Из истории Двиноважья | Добавил: admin (10.12.2012)
Просмотров: 11694



Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]