Главная » Краеведение » Сообщения путешественников

По Виноградовскому району. 1954 год

О. Думанский, И. Леонидов

ПО ВИНОГРАДОВСКОМУ РАЙОНУ

Заметки журналиста


1. «Третий спутник»

Если верить часам, было немногим больше полуночи. Если верить солнцу — пора было обедать. Только тишина, царившая в Семёновском (ныне - Двинской Березник), напоминала, что сейчас, хотя и белая, но всё- таки ночь. Шумно было только на пристани, где заканчивалась погрузка парохода. Сейчас только сошли мы с этого парохода, ведя за собой «третьего спутника».

Ещё в Архангельске наш «третий спутник» был источником долгих раздумий. Мы усиленно расспрашивали бывалых людей о дорогах Виноградовского района, просили доброго совета. И надо сказать, что на ответы собеседники не скупились.

— Обязательно берите мотоцикл, — рекомендовали одни.

— Ну, ну, — неопределённо хмыкали другие.

... Как бы то ни было, мотоцикл с нами, в Семёновском. По гудкам слышно, что пароход отваливает от пристани. Отступать поздно.

— Поехали?

— Поехали!

Мотоцикл набирает скорость. Пока что обижаться на дорогу не приходится. Хорошая плотная грунтовка. Слетка потряхивает, но это не страшно.

На повороте догоняем человека с чемоданом. Он, очевидно, тоже с парохода.

— Как проехать на усадьбу МТС?

— А направо. Тут рядом...

На наш взгляд, всё складывается как нельзя лучше. Но «третий спутник» теперь уже не набирает скорость, наоборот, он довольно заметно сбавляет её. Мотор ревёт, но колёса безнадёжно вязнут в глубоком песке...

В конце концов, уставшие, мы решаем сделать привал, хотя пройдено не больше пятисот метров.

— Ну и Кара-Кумы!

И снова ревёт мотор...

Крутой бугор увенчан широкими воротами. Это — усадьба Березниковской МТС. Первый этап пройден.

Заглушив мотор и прислонив «третьего спутника» к забору, мы облегчённо вздыхаем. Над мотоциклом струится горячий воздух.

Осматриваемся. Всё, что нас окружает, не производит впечатления хорошо налаженного хозяйства. Несколько небольших строений. Под открытым небом — разобранные машины. Впрочем, первые впечатления могут оказаться ошибочными.


2. О чем рассказывает карта...

Спать пришлось недолго: рабочий день на усадьбе начинается рано. Попробуй уснуть, когда над ухом без устали трещит телефон, и диспетчер охрипшим голосом наводит порядок в далёких тракторных бригадах.

Директора МТС мы нашли на усадьбе. Высокий немолодой человек в сером плаще и защитного цвета фуражке широкими торопливыми шагами шёл от лесопильной рамы к механической мастерской.

— Логиновский, Ефим Петрович, — коротко представился он. — Подождите несколько минут: занят.

Несколько минут растянулись на довольно продолжительное время. С трудом поспевая за широкими шагами директора, мы убедились, что дел у него действительно немало. Забот столько, что справиться со всеми, пожалуй, не под силу одному человеку. В МТС немало новых работников. Приходится не только тщательно проверять выполнение заданий, но порой и самому браться за самые разнообразные дела. Худощавое лицо директора выглядит усталым, под глазами лежат тени.

... Мы сидим у карты. Широкой голубой лентой протянулась основная магистраль района — Северная Двина. По обе стороны реки, на просторных берегах её, раскинулись колхозные поля. Они протянулись больше, чем на сто пятьдесят километров по Двине, больше чем на пятьдесят, по крупнейшему притоку Двины — Ваге.

Точилов В.М. на тракторе Т-38. д. Кургомень

Там, на полях, работают сейчас тракторные бригады машинно-тракторной станции. Там решается сейчас судьба урожая. Взволнованно говорит Ефим Петрович о специфических условиях, в которых трудятся механизаторы: о громадных расстояниях, о небольших участках земли, которые трудно обрабатывать машинами, о плохих дорогах, о многочисленных реках и речушках.

К широкой голубой ленте Двины протянулись многочисленные прожилки притоков. Их много на карте, но ещё больше в действительности.

— Всюду преграждает путь вода, — говорит Ефим Петрович.

В Усть-Ваеньге работает у нас только один трактор. Сейчас он на правом берегу реки. Как мы его перебросим на левый берег — трудно сказать. А ведь на левом берегу — поля того же колхоза... Да это не только в Усть-Ваеньге. Везде так. Переправить трактор через реку — проблема порой почти не разрешимая.

Тракторист может отлично работать неделями, а потом три дня потерять в ожидании переправы. И тогда — всё насмарку, рушатся графики, срываются планы...

В кабинет директора входит парень в спецовке.

— Проточили кольца, Ефим Петрович, поеду я...

— Давай, тебя там давно ждут.

Ефим Петрович снова поворачивается к нам:

— Вот вам ещё пример.

И он рассказывает, что тракторист этот из дальней бригады. Он приехал с вышедшей из строя деталью: сутки потратил, что бы добраться до усадьбы. Столько же уйдёт на обратный путь.

— А ремонта-то — всего на час с небольшим! — сокрушается Ефим Петрович.

Невольно приходишь к выводу, что хотя МТС существует уже много лет, никто по-настоящему не задумался над спецификой здешней работы. Недавно сюда прибыли передвижные ремонтные мастерские, установленные на автомашинах. В других условиях они были бы незаменимым подспорьем для тракторных бригад. Здесь же передвижные мастерские превратились в стационарные. Машины стоят на полевых станах, поднятые на козлы. А их не так уж много — значительно меньше, чем бригад. Такие же мастерские, смонтированные на катере, могли бы обеспечить выполнение текущего ремонта во всех бригадах. Но в МТС до сих пор нет ни одного катера, нет моторной лодки, баржи. Остаётся лишь надеяться на помощь сплавконторы, леспромхоза, речников.

На усадьбе МТС стоит несколько автомобилей. Ефим Петрович признаётся, что охотно сменил бы их на пару катеров с баржей или плашкоутом...

 

3. Колхозный овощевод

Чтобы попасть в деревню Слобода, мы переправились через Двину. Небольшой катерок перевёз нас к дороге.

...Луг скоро сменился лесом. А потом снова потянулись пески.

Поле в д. Слобода

Деревня Слобода раскинулась по холмам. По склону одного из них выстроились в четыре ряда колхозные парники. Ниже, где холм переходит в равнину, — обширные огороды, которые тянутся почти до самого берега Двины.

Здесь, у парников, мы и познакомились с колхозным овощеводом Иваном Михайловичем Телюкиным. Мы уже знали по рассказам, что этот человек одним из первых в районе начал заниматься овощеводством. Это было лет пятнадцать тому назад. Тогда выращивали здесь только лук, да и то не везде.

...А Иван Михайлович уже тогда думал своё. Человек грамотный, он увлекался книгами передовых русских учёных, достижениями новаторов-практиков. А главное, он хорошо знал местные земли, верил в них. И незадолго перед войной Иван Михайлович занялся овощеводством. В годы Великой Отечественной войны звено Телгокина уже обеспечивало своей продукцией почти весь район. Немало выращивалось и семян. Может быть, именно в те трудные годы колхозники особенно глубоко поняли важность овощеводства. Во всяком случае, во многих сельхозартелях нашлись последователи Телюкина.

В Семёновском нам рассказывали о высоких урожаях овощей, которых добился Телюкин, о том, как его неоднократно награждали почётными грамотами. На областной сельскохозяйственной выставке в 1952 году Иван Михайлович получил первую премию.

...И вот перед нами невысокий, сутуловатый старик в скромном поношенном костюме. С первого слова мы поняли, что это по-настоящему культурный человек. И дело не только в том, что он по памяти цитировал труды Мичурина и доклад Хрущёва. Говорил с нами человек, влюблённый в своё дело, твёрдо знающий, чего он хочет и как этого добиться. Телюкин рассказывал настолько увлекательно, интересно, что и мы не могли не увлечься делами колхозного овощевода.

— У нас сейчас тут на парниках главное богатство — рассада. Нынче мы её в торфоперегнойных горшочках высадили. Правда, сделали мы их меньше, чем по плану положено... Но тут есть свои причины... А рассада хороша! И урожай хорош будет... Пойдёмте туда — и широким жестом хозяина Телюкин показал на раскинувшиеся внизу огороды.

Парники для рассады капусты в Слободе

Пока мы шли по огородам, Телюкин недобрым словом помянул председателя колхоза. С горькой обидой говорил старый овощевод о том, что его родное дело недооценивают. По плану надо было занять огородами двенадцать гектаров земли, а в постоянный состав звена выделили лишь шесть человек. Где уж тут поднять двенадцать гектаров. Да председатель и не собирается этого делать, он считает, что шести гектаров заглаза хватит.

— Это он считает. А не понимает того, что овощеводство у нас — самая доходная отрасль хозяйства. Мы в прошлом году крепко колхоз поддержали. А тут на-ко тебе — шесть гектаров, — с обидой говорил нам Телюкин.

...Было уже поздно. Огородницы кончали рабочий день. Иван Михайлович аккуратно замерил обработанные участки, записал данные в тетрадку, которую тут же вытащил из-за голенища. Тетрадка была потрёпанная, видавшая виды, но записи в ней, судя по всему, велись ежедневно и аккуратно.

— Ну, что ж, по домам, — сказал Иван Михайлович. — Двинемся ко мне чай пить.

Уже вскипел самовар. Хозяйка настойчиво приглашает к столу. Но Иван Михайлович нетерпеливо отмахивается:

— Погоди ты, дай разобраться...

А разобраться действительно нелегко. Мы за письменным столом овощевода. Сдвинуты в сторону толстые тома Мичурина и Лысенко, тоненькие брошюры с опытом колхозников-новаторов, кипа газет. На столе разложены пакеты и мешочки самых различных форм и размеров. В этих пакетах и мешочках – самое дорогое для овощевода — семена.

Сбор урожая капусты в Слободе

— Хороша пшеничка, а? — подкидывает на ладони несколько зёрен Иван Михайлович. — Наша северная — «Двиной» зовут... Хоть и наша, а достать её было нелегко. На областной сельскохозяйственной выставке у девчат выпросил. Не поскупились — два килограмма подарили. Вот нынче посеем, поглядим, что получится...

Чего только нет в этих пакетиках! Тут и озимая пшеница «Лютесценс», и греча, и чумиза, и сахарная свёкла, и совершенно неизвестные нам конские бобы. И у каждого пакетика своя интересная история. Одни семена присланы из научно-исследовательского института, другие — с экспериментальной базы, третьи — соседом, овощеводом-экспериментатором.

Семена — основа будущих экспериментов Ивана Михайловича. До этого он делал опыты с самыми различными культурами. Одни приживались хорошо — они и сейчас выращиваются на колхозном огороде, другие не могли приспособиться к местным условиям. Пробовал Иван Михайлович выращивать и ветвистую пшеницу. Семена её он получил в ответ на своё письмо академику Лысенко, с экспериментальной базы в Горках Ленинских.

— Хороша выросла пшеница, — рассказывает Иван Михайлович, — целый сноп я собрал. Ну, думал, в будущем году добрый урожай получу. Да не уберёг... Сноп я в наше лукохранилище положил. Захожу как-то, а от снопа — то одна солома осталась: зерно мыши съели. Так и пропало всё — как корова языком слизнула. А опять просить семена вроде бы и неудобно...

И после этого рассказа о казусном случае ещё ближе становится нам овощевод со своими заботами и печалями.

А Иван Михайлович, в последний раз сокрушённо махнув рукой, зовёт нас:

— Ну, ладно, пошли чай пить.

Но и за столом Телюкин продолжает говорить о своём. Отставив недопитую чашку, он толкует о самом главном:

— Много работы, ох, как много. А людей мало — рук не хватает. Прибавили бы мне помощников, какие бы дела можно вершить!

 

4. Снова на Родине

...Наконец мы добрались до Ростовского сельсовета. Агроном Ковалёв верхом на коне объезжал поля. Совсем недавно приехал он в этот колхоз и никак не может привыкнуть к разбросанности полей. Не один десяток километров надо объехать ежедневно, чтобы осмотреть их. А поспеть надо всюду — хозяйство нелёгкое. Особенно трудно сейчас, в горячие дни сева, когда решается судьба будущего урожая.


Сенокос в Борке

...Когда Степан Ковалёв демобилизовался, перед ним встал вопрос: «Что делать дальше?» В 1943 году семнадцатилетним юношей ушёл он на фронт. В боях Великой Отечественной войны закалился, стал опытным солдатом. После войны надо было начинать новую жизнь, а гражданской специальности у Степана не было.

И он вместе с фронтовым другом Джабором Салимовым поехал в Узбекистан, в Бухару. Шли дни, летели недели. Степан привык к жизни большой машинно-тракторной станции, неплохо овладел новой специальностью. После работы садился за книги, твёрдо решив заочно окончить сельскохозяйственный техникум. Когда в 1948 году организовалась новая МТС, Ковалёва направили туда агрономом. Техникум он всё-таки окончил, получил диплом. Хлопок стал его специальностью. Он знал все особенности и тонкости этой культуры.

Всё шло хорошо. Но почему-то всё чаще и чаще Степан Андреевич стал вспоминать родные края, широкие луга на берегах красавицы Двины. Всё чаще думалось: «А как там — дома?»

Правда, и в Узбекистане он чувствовал себя как дома. За эти годы отлично изучил узбекский язык, полюбил тамошние плодородные края. А домом всё-таки называл небольшую деревушку на берегу Двины, и с неудержимой силой влекло его туда...

Об этом и рассказал нам Степан Андреевич Ковалёв, когда мы встретились с ним уже не на дороге, а в правлении колхоза «Память Ильича».

Агроном вошёл в правление пыльный, разгорячённый.

— И когда мы только добьёмся, чтобы пахали по-людски.

Сейчас вот пришлось заставлять перепахивать... Вот в пятой бригаде, там молодцы — ни одного огреха...


Сенокос в Борке

Трудно приходится сейчас агроному. Борьба за высокое качество полевых работ — это для него, прежде всего, борьба с дурными привычками, с пережитками в сознании людей. И он беспощаден к тем, кто недостаточно внимательно относится к своей работе, ссылаясь на то, что урожаев, дескать, у нас всё равно больших не бывает.

— Будут урожаи! — говорит Степан Андреевич. — От нас самих это зависит. Всё здесь запущено было, а теперь всем нам рассчитываться приходится. Ведь надо же довести дело до того, чтобы сто гектаров земли потерять.

То есть как потерять?

— А очень просто. Там не допашут, там углы оставят. Глядишь — на следующий год в одном месте болотом затянет, в другом лесом зарастёт... И так из года в год шло. Засеем мы пятьсот гектаров. А урожайность подсчитываем с шестисот. Кого обманываем? Себя!..

Ковалёв говорит о вещах невесёлых, но говорит о них прямо, открыто. Он верит, что эти трудности будут преодолены. От неуверенности первых дней не осталось и следа. Уже сейчас в колхозных делах наметился резкий перелом. Намного улучшилось качество обработки почвы, рациональнее используются удобрения, повысилась трудовая дисциплина. Теперь видно, что коллектив колхоза борется за успех дружно, напористо. Немалая заслуга в этом Степана Андреевича Ковалёва — агронома и секретаря партийной организации.

...Об успехах на полях можно будет судить только после уборки урожая. А вот в животноводстве они уже и сегодня заметны. Если в прошлом году средний удой составил 722 литра, то в этом году есть все основания думать, что удойность возрастёт вдвое. Уже в апреле колхоз получил небывалые здесь удои молока. Месячное задание по сдаче молока выполняется примерно в двадцатидневный срок.

Вместе с зоотехником агроном разработал реальный план заготовки кормов и борется сейчас за его выполнение. А это поможет добиться новых успехов в животноводстве.


 

5. На полевом стане тихо...

...Вот и полевой стан Конецгорской тракторной бригады.

На полевом стане — тишина. Нет никого возле передвижной мастерской, заперты на замки склады и ремонтные помещения. Только в тени большого амбара, у самоходного комбайна, радующего взгляд свежей покраской, возится паренёк в спецовке. Судя по всему, ремонт комбайна идёт к концу.

Спокойствие полевого стана неожиданно нарушается грохотом. К складу с горючим подкатывает телега. Паренёк круто осаживает коня и торопливо спрыгивает наземь.

— Эй, кто тут?

Из-за комбайна выходит крепкий мужчина в морском бушлате.

— Николай Степанович, давай керосину!

— Зачем керосин- то? — спрашивает человек в бушлате.

— Ребята норму перевыполняют, горючее на исходе...

— Так-то горючее, а не керосин. У вас же дизель...

— А мне все равно, лишь бы трактор не стоял.

Бочка наполнена, и паренёк бойко вскакивает на телегу. Вскоре грохот её замолкает за косогором...

Мужчина в бушлате оказался помощником бригадира. Это демобилизованный моряк, Николай Степанович Толстопятков. Несколько ранее он работал в леспромхозе, водил трелёвочный трактор. Когда партия приняла решение о подъёме сельского хозяйства, Николай Степанович сразу же перешёл на работу, в МТС.

Толстопятков — новый человек в бригаде, но он уже нашёл своё место в этом дружном коллективе.

Он рассказывает нам о своих товарищах по бригаде. Бригада обслуживает два колхоза — «За Родину» и имени Кирова. В колхозе имени Кирова трактористами руководит сам бригадир, в артели «За Родину» — помощник.


Н.И. Зыков, В.И. Терентьева (Зыкова), Н.В. Скорнякова, В.М. Кутейников на «Владимирце» Т-28. Село Тулгас. Фото из архива семьи Степановских

Мы слышим рассказ о замечательном трактористе Петре Малахове. Работая на стареньком, изношенном колёсном тракторе, водитель не допускает ни одного часа простоя. Неплохо трудятся на дизельном тракторе брат Петра Малахова — Евгений и его напарник Виталий Зубов. Они также не имеют простоев, изо дня в день перевыполняют задания.

Радует нас, прежде всего, то, что Николай Степанович так тепло, так по-дружески говорит о своих товарищах по работе.

Беседуя, мы подходим к комбайну.

— Ну, как дела? — спрашивает помощник бригадира.

— Дела отличные, — раздаётся женский голос, — хоть сейчас на уборку.

Николай Степанович знакомит нас с Антониной Ковалёвой, участковым слесарем, одним из старейших работников МТС.

— Кто же у вас на кого равняется, — шутит помощник бригадира, — Николай на тебя или ты на Николая? Что-то я не разберу...

Николай Ковалёв, муж Антонины Ивановны, — лучший тракторист Конецгорской бригады. Товарищи зовут его то механиком, то «курсовой базой». Немало хороших трактористов вырастил и воспитал коммунист Ковалёв.

— С Ковалёвым год поработаешь — сам отменным трактористом станешь, — говорят в бригаде.

И это верно. После окончания Вельской школы механизации, два года тому назад, пришёл в бригаду Николай Заваренский. Он работает на одном тракторе с Ковалёвым. Старший товарищ передал напарнику свой богатый опыт, привил любовь к машине. Теперь они вместе добиваются новых успехов. Школу обучения у Ковалёва прошёл и Евгений Малахов.

— Вот какие у нас люди, — с гордостью говорит Николай Степанович, — у каждого есть чему поучиться!

Да, это правда. Чем ближе мы знакомились с бригадой, тем больше убеждались, что здесь есть чему поучиться. И прежде всего — у бригадира.

Алексей Васильевич Ануфриев — отличный руководитель и организатор, человек с большим опытом работы. Три года назад, когда Конецгорская бригада была укомплектована, в ней были самые разные люди. А сейчас трудно поверить, что Пётр Малахов долгое время считался нерадивым. Много труда положил Алексей Васильевич, чтобы помочь товарищу выйти на правильную дорогу. И победила правота бригадира, его воля.

Алексей Васильевич особенно любовно относится к молодым специалистам. Он находит путь к сердцу каждого, и люди все силы отдают любимому делу. Не случайно, например, комсомолец Александр Скорняков, дизелист первой категории, водит сегодня старенький колёсный ХТЗ.


Трактор ХТЗ-7

Тут ему как раз и место, — говорит Алексей Васильевич. — У него и этот трактор будет работать безотказно. А ведь после посевной Скорняков пересядет на лёгкий ХТЗ-7, поедет сено косить. Триста гектаров — с этим не каждый справится! — А осенью на курсы пойдёт. Хороший из него бригадир получится...

Сейчас тракторы работают безотказно. Они и дальше будут работать так же — в этом убеждают и стиль работы бригадира, и отношение к труду всех членов бригады.

...На полевом стане — тишина.

И мы понимаем, что тишина эта как нельзя лучше характеризует отличный стиль работы тракторной бригады, которой руководит коммунист Алексей Васильевич Ануфриев. Ведь чем спокойнее на стане, тем лучше идёт дело на полях. Судьба весеннего сева, судьба урожая решается сейчас там, где дизельные тракторы подымают мощные пласты земли, где в свежие борозды ложатся первые зёрна.

На полевом стане тихо. И потому ещё слышнее мерный рокот тракторных моторов, доносящийся с дальних полей.

 

6. Первые шаги

И вот мы снова в знакомом кабинете. Из-за стенки доносится: охрипший голос диспетчера. Усталые глаза Ефима Петровича Логиновского как будто спрашивают: «Ну, каковы впечатления?»

Мы смотрим на карту, которую пересекает голубая полоска Двины. Но сейчас это для нас не просто карта. Всматриваясь в кружочки и квадратики, мы видим прищуренные, с хитрецой глаза овощевода Телюкина, волевое лицо бригадира конецгорцев Ануфриева, скачущего на коне агронома Ковалёва.

...Обо всём этом мы с волнением рассказываем директору МТС, как бы проверяя на нём свои впечатления. Слушая нас, Логиновский неожиданно говорит: — А работаем мы ещё неважно!

И нельзя не согласиться с директором. Машинно-тракторная станция ещё не в полную силу помогает колхозам. Нередко выходят из строя машины — ломаются планы и графики, ставится под угрозу судьба будущего урожая.

— Ремонт... — разводя руками, вмешивается в разговор главный инженер МТС Жуков, — ремонт у нас очень низкого качества... А что можно было сделать?.. Мастерские оборудованы плохо, запасных частей не хватает...

Да, молодой инженер кое в чём прав. Мастерские в МТС оставляют желать много лучшего, с запасными частями дело» обстоит плохо. Но основное не в этом. Ведь сумела же Конецгорская бригада отлично провести ремонт машин, которые сегодня работают безотказно. Конецгорцы понимали положение дел в МТС и решили провести ремонт на полевом стане своими силами. А ремонтировать машины в условиях полевого стана наверняка не проще, чем на усадьбе МТС.

Пароход Олекна на Северной Двине близ Усть-Ваеньги

Значит, главное в людях, в их любви к родной земле, в их отношении к труду, который может и должен украшать эту землю. Эти прекрасные качества помогают побеждать трудности, ведут к успеху овощевода Телюкина, агронома Ковалёва, механизатора Ануфриева и многих других. Этого, видимо, не хватает работникам машинно-тракторной станции.

Понятна горечь, с которой говорил агроном Ковалёв о потере посевных площадей.

— Сейчас, когда по всей стране идёт борьба за освоение новых земель, мы отступаем. Не мы побеждаем природу — она побеждает нас...

На поля наступают леса и болота. Чтобы остановить это> наступление и перейти в контратаку, мало добрых намерений — нужны машины. А таких машин в МТС нет, как нет и соответствующих специалистов. Только сейчас началась организация лугомелиоративного отряда. Когда-то ещё он будет? До сих пор не проведены даже проектно-изыскательские работы. И там, где должно расти колхозное богатство, зеленеет кустарник да темнеют болота...

В коллектив МТС приходят новые люди, вливаются свежие силы. Но вопросы подбора кадров по сей день не решены хотя бы удовлетворительно. Нет ещё специалиста по топливной аппаратуре дизельных тракторов, которым принадлежит будущее, никто толком не может разобраться в электрооборудовании...

— Радиостанции молчат, — говорит диспетчер. — А как бы они нам пригодились...

И действительно, для МТС, бригады которой разбросаны на сотни километров, оперативная и надёжная связь — большое дело. Тут-то бы и пригодились радиостанции «Урожай». Они есть в МТС. Но исправные радиостанции не имеют питания: никто не может зарядить аккумуляторы. Проблемой стало то, что с успехом может выполнить школьник-старшеклассник...

Машинно-тракторной станции нужны добротные и удобные здания для мастерских, складов и других служебных помещений, не говоря уже о жилье для новых работников. Но вопросы строительства всё ещё только намечаются. Где-то ещё готовятся планы усадьбы. А когда они появятся, встанет вопрос: «Кто, будет строить?» Едва ли решит эту задачу техник-строитель, который предусмотрен штатом МТС. Нужна постоянная строительная бригада. Она не только многое сделает для МТС, но и серьёзно поможет колхозам, где с каждым днём всё более возрастают потребности в строительстве и ремонте.

Работники МТС думают не только о сегодняшнем, но и о завтрашнем дне. Уже сейчас они думают о помощи колхозам в заготовке кормов.

— И главное не в самой косьбе, а в сволакивании сена, в стогометании. Пора уже механизировать эти трудоёмкие работы.

И нам рассказывают печальную историю стогометателя, чертежи которого уже давным-давно кочуют по сейфам и столам «ответственных товарищей в областном центре. Плохо помогают эти товарищи машинно-тракторной станции. И вся-то помощь — не столько делами, сколько — директивами и указаниями.

...Долго продолжается беседа. И речь идёт меньше всего об успехах. Волнуют недостатки, которые мешают движению вперёд, в ногу со всей страной. А сделано пока не так уж много. Это только первые шаги.

Виноградовскай район. Май, 1954

Опубликовано в литературно-художественном альманахе "Север" №15 1954 год

Подготовка электронной публикации Л.Ю. Озол

Категория: Сообщения путешественников | Добавил: admin (30.03.2013)
Просмотров: 11880 | Теги: Березник



Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]