Хайрулин М. Кондратьев В. Военлеты погибшей империи. Авиация в Гражданской войне. - Яуза, Эксмо, 2008, 472 с.

Английская гидроавиация в Гражданской войне на Севере России

* * *

Рассказ о воздушной войне на севере России будет неполным без упоминания о действиях английской гидроавиации в этом регионе. В мае 1919-го в результате локальной наступательной операции карельская группировка английских войск захватила северное побережье Онежского озера с поселками Повенец и Медвежья гора (ныне – Медвежьегорск). В Медвежьей горе англичане оборудовали гидроавиабазу, куда 6 июня прибылоГ так называемое «Передовое крыло» (Forward wing) британской военно-морской авиации в составе четырех относительно новых гидропланов «Фэйри» IIIС с экипажами и наземным персоналом. В тот же день лейтенант Янг с наблюдателем Росс-Смитом совершили первый боевой вылет на фоторазведку красных позиций в районе реки Суна.

Вскоре «Передовое крыло» пополнилось несколькими громоздкими трехстоечными гидропланами устаревшей конструкции «Шорт-184» с почти двадцатиметровым размахом крыльев.

Задачами морских пилотов на этом второстепенном участке фронта было воздушное прикрытие англо-белогвардейской Онежской флотилии, противодействие флотилии красных и, как и везде, ведение разведки. Впоследствии к этому добавились бомбардировки Петрозаводского порта, мостов и иных объектов. Многократно англичане бомбили, в частности, деревянный железнодорожный мост через реку Шуя, но даже после прямых попаданий он всякий раз восстанавливался за пару дней. По архивным данным, «Шорты» сбрасывали на позиции Красной Армии, помимо фугасных, еще и химические (ипритные) бомбы. Большой запас таких бомб, поступивших в Россию из Великобритании накануне революции, англичане обнаружили в Архангельске. Несколько десятков красноармейцев было отравлено, но в целом применение химического оружия не принесло интервентам решающего успеха.

В результате налетов на корабли красной Онежской флотилии некоторые из них получали повреждения. Наиболее эффективный налет состоялся 3 августа, когда из-за пробоины в подводной части корпуса и выбросилась на камни канонерская лодка № 2. Этот трехсоттонный колесный пароход с четырьмя трехдюймовыми пушками вскоре был захвачен десантом белогвардейцев и включен ими в состав своей флотилии под названием «Сильный».

12-го августа из Петрограда в Петрозаводск прибыл 4-й гидроотряд 2-го дивизиона Балтийской воздушной бригады в составе четырех самолетов М-9 под командованием морлета Ковалевского. До этого советской авиации на Онеге вообще не было. Но и с прибытием гидроотряда обстановка почти не изменилась. Красные морские пилоты летали крайне редко. Первый боевой вылет состоялся лишь 7 сентября. Один из гидропланов сбросил бомбы на занятую белогвардейцами деревню Речка. О дальнейших действиях гидроотряда ничего не известно.

Англичане ни разу не встречались над Онегой с советскими летающими лодками. Единственную угрозу для их «Шортов» представляла довольно редкая и беспорядочная стрельба с земли. За все время действий «Передового крыла» красным удалось подбить только один гидроплан лейтенантов Блэмпайда и Харви. Англичане сумели перелететь через линию фронта, но не смогли дотянуть до воды и опустились на лес. При этом самолет буквально развалился на куски, однако экипаж, как ни странно, остался цел и невредим. Еще два аппарата потерпели аварии по техническим причинам. На место списанных поступали новые машины, и численный состав подразделения оставался примерно постоянным.

Несколько раньше, в конце апреля 1919-го, английские гидропланы появились на Северной Двине. Это были 12 «Фэйри» IIIB и столько же «Шортов-184», доставленных в Архангельск британским гидроавиатранспортом «Пегасус». Не сохранилось почти никаких данных об их боевой работе. Издававшийся в 1920 году в Крыму белогвардейский авиационный журнал «Наша стихия» ограничился пренебрежительной фразой, что англичане на Двине «...летали в общем мало, но самолеты свои били нещадно». Трудно судить, насколько это соответствует действительности. По английским данным, известно о двух «Фэйри» и одном «Шорте», разбитых в авариях с мая по сентябрь 1919-го. Еще один «Фэйри» был подбит зенитным огнем 14 июля. Пилот не смог дотянуть до своих и приводнился на советской территории. Экипаж бежал, а самолет стал трофеем Красной Армии. Англичане до сих пор числят летчиков с этой машины лейтенантов Маршалла и Лэнсдоуна попавшими в плен, однако в советских документах нет подтверждения данной версии. Скорее всего, британские авиаторы погибли, заблудившись в тайге и непроходимых болотах.

Помимо «обычных» боевых «Фэйри» в Россию поступили две машины со спаренным управлением. Их использовали для обучения русских летчиков полетам на английских гидропланах. Из прошедших курс обучения известны подполковники Барбас и Клембовский, а также лейтенанты Мельницкий и Корсаков. С 12 сентября русские экипажи на «Шортах» начали совершать самостоятельные вылеты.

К северу от Онежского озера у поселка Лумбуши недолгое время (с середины августа до конца сентября 1919-го) базировалось наземное подразделение английской морской авиации, так называемый «дивизион Лумбуши» (Lumbushi Squadron). В него входили пять «Кэмелов», четыре «Ариэйта» и два «Авро-504». Летчики этого отряда выполняли те же задачи, что и их коллеги на гидропланах. 29 августа один «Кэмел» из-за отказа двигателя сел на вынужденную под Петрозаводском. Его пилот лейтенант Сайкс попал в плен. Это была последняя потеря среди английских летчиков на севере России.

Большевики по уже сложившейся на Гражданской войне «традиции» решили использовать Сайкса в качестве заложника. В начале сентября советский гидроплан сбросил над английским аэродромом вымпел с посланием, в котором говорилось, что если бомбардировки Петрозаводска не прекратятся, то пленный будет расстрелян. К сожалению, нам не известно о том, как англичане отреагировали на этот ультиматум.

25 сентября состоялся последний боевой вылет английского самолета с гидродрома Медвежья гора. К тому времени британская авиация уже покинула Архангельскую область. 26-го начался вывод онежской группировки.

29 сентября красный летчик 18-го разведотряда Мельников совершил аварийную посадку из-за поломки мотора возле аэродрома Двинский Березник, оставленного «славяно-британцами» несколько дней назад. Он обнаружил там 10 сожженных аэропланов различных типов, которые англичане посчитали невыгодным вывозить, а также – брошенные ящики с бомбами и взрывателями, каркасы палаток и многое другое, что свидетельствовало о поспешной эвакуации.

Белогвардейцы на Севере защищались еще около полугода. После ухода англичан оставшиеся на Кольском полуострове русские летчики были сведены в Мурманский авиадивизион. Дивизион, состоявший из «гидроавиационного» и «сухопутно-разведочного» отрядов, возглавил полковник В.З. Барбас. «Гидроавиационным» отрядом командовал старший лейтенант И.С. Краевский, а в его состав входили пилоты: подполковник Г.В. Клембовский, лейтенант А.Д. Мельницкий и недавние «перелетчики» – подпоручик С.А. Знаменский и прапорщик Г.М. Матвей (интересно, что подполковник Клембовский оказался в подчинении «старлея» Краевского, впрочем на Гражданской войне порой случались и более странные вещи). Командиром «сухопутно-разведочного» отряда назначили поручика С.Д. Губина. Помимо него в отряде служили прапорщик В.В. Лауниц и недавно вернувшийся из германского плена прапорщик П.И. Аникин.

Матчасть дивизиона составляли три летающих лодки Григоровича, три «Шорта», два «Фэйри», три «Кэмела», восемь «Авро-504», один DH.9, один «Сопвич полуторастоечный» и один «Ариэйт». Всего 22 машины, то есть самолетов насчитывалось значительно больше, чем летчиков. Бензина и авиабомб тоже имелось в достатке. Однако, такое «изобилие» не радовало. Генерал Миллер пытался вербовать пилотов-добровольцев (а точнее, наемников) в Англии и Франции. Но, несмотря на щедрые денежные посулы, на призыв никто не откликнулся. Европейцы не хотели рисковать и уже не верили в успех белых армий.

В Архангельске же из остатков Славяно-британского авиакорпуса сформировали 1-й авиаотряд Северного фронта под командованием поручика Туманова (летчики: старшие унтер-офицеры Вершинский и Душутин, а также еще один «перелетчик» от красных Яковицкий). Их часть совершала боевые полеты со станции Обозерская и имела на вооружении два «Снайпа» . [1]

Между тем приходившие одно за другим известия о неудачах Колчака и Деникина вызвали на Северном фронте рост пораженческих настроений. Резко участились случаи дезертирства. 6-го октября летчик Аникин с летнабом штабс-капитаном Филипповым вылетели на «Авро-504» на разведку и приземлились за линией фронта. Филиппов, увидев подбегавших к самолету солдат с красными звездами на фуражках, застрелился. Аникин же на допросе заявил, что совершил перелет намеренно. Если он не солгал, опасаясь за свою жизнь, то это был едва ли не первый в Гражданской войне случай, когда кадровый летчик царской армии в офицерском звании добровольно перелетел к большевикам.

В декабре лейтенант Яковицкий и поручик Туманов совершили шесть боевых вылетов на разведку и бомбометание. Данных о дальнейшей работе белой авиации Севера не сохранилось. Но даже если она и велась, то это уже ничего не могло изменить. 18 февраля 1920 года усиленные резервами части Красной Армии легко взломали оборону противника и 20-го вступили в Архангельск. А в начале марта вышедшие из подполья большевики и восставшие матросы овладели Мурманском. Северный фронт был ликвидирован. Не пожелавшие сдаваться отряды непримиримых белогвардейцев с боями пробились в Финляндию. Все летчики Мурманского дивизиона успели эвакуироваться на пароходе в Норвегию.

И в заключение немного статистики. Она касается только английской гидроавиации, поскольку о Славяно-Британском авиакорпусе и противостоявших ему советских авиаотрядах нет обобщенных данных. Итак, скрупулезные англичане подсчитали, что с начала июня по конец сентября 1919 года британские морские летчики на севере России налетали 616 часов, сбросив 1014 бомб общим весом почти 28 тонн (из них 321 химическую), более 25000 листовок и расстреляв почти 45000 пулеметных патронов.


[1] «Снайп» Н.А. Яковицкого с надписью «Nelly» на борту впоследствии достался известному советскому летчику-истребителю Г.С. Сапожникову. На этой машине он погиб в авиакатастрофе в 1920 году.

НАЗАД

Хайрулин М. Кондратьев В. Военлеты погибшей империи. Авиация в Гражданской войне. - Яуза, Эксмо, 2008, 472 с.