Главная » 2013 » Апрель » 2 » Три года деятельности архангельской губернской чрезвычайной комиссии
19:11
Три года деятельности архангельской губернской чрезвычайной комиссии

Архангельский историк Юрий Дойков опубликовал в своем блоге доклад Архгубчека "Три года деятельности архангельской губернской чрезвычайной комиссии", который будет включен в его новую книгу "КГБ. Архангельские меченосцы. История. 1917-2012". Доклад охватывает период от основания Архгубчека до 10 октября 1920 г. и содержит много интересной информации.

Доклад  не подписан, но известно, что председателем Архгубчека с 12.07.1920 г. по 02.02.1921 г. был бывший председатель Ярославской ЧК Тимофей Михайлович Смирнов.


ТРИ ГОДА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

АРХАНГЕЛЬСКОЙ ГУБЕРНСКОЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ КОМИССИИ

 

а. Саботаж.

Крестьяне и рабочие Архангельской губернии в среднем представляют из себя торгашеский элемент, перенявший внешний лоск и понятия от местной интеллигенции. Им представляется в таких понятиях, что для них хорош только такой строй, где можно нажиться за счёт другого, такой строй, где эксплуатация чужого труда даёт самые ощутительные результаты. Советская власть пресекла в корне эксплуатацию человека человеком и заставила работать всех, сея лозунг – «кто не работает, тот не ест». Это таким «рабочим» и «крестьянам», вместе с интеллигенцией, пол-интеллигенцией, бывшим чиновникам, торговцам не понравилось, и благодаря тому, что они питались всевозможными слухами из достоверных источников, что советская власть не долго продержится, что скоро приедут англичане, и тогда они заживут по своей приятной привычке. Благодаря разным тёмным личностям, разным провокаторам, распространявших нелепые слухи, чтобы доконать Советскую власть, почти большинство вновь испечённых  Советских служащих начали саботировать: опаздывать на службу, усиливали канцелярскую волокиту, посылали посетителей Советских учреждений не туда, куда следует, словом вели такую политику, чтобы в тяжёлые моменты побольше разрушить Советскую власть с одной стороны, а с другой – посеять искусственно среди тёмных рабочих и крестьян недовольство против Советской власти. В этом отношении больше всего старались всевозможные спецы, которые так тонко вели политику, что никак нельзя было подступиться к ним, чтобы расправиться. С самого начала деятельность Архгубчека, с момента организации её (23 июня 1918 года) по день переворота в г. Архангельске, когда власть перешла в руки Чайковского с союзниками (2 августа 1918 года), пока ограничивалась тем, что в большинстве случаев арестовывали, а через несколько дней, от 2 до 10, выпускала и таким образом, действовала на психику саботажника так, что ему приходилось уже считаться с советским учреждением. С момента взятия Архангельска обратно, Красной Армией, 19 февраля 1920 года, и по сей день, саботаж появился после переворота через 1 – 1,5 месяца, когда архангельцы, после Миллеровского кошмара, думая, что это будет заменено таким строем, когда они себя почувствуют лучше, увидели, что Советская власть действительно требует работы и даром хлеб не дает, опять стали действовать по старому методу, как это было до Чайковщины – Миллеровщины, но Архгубчека принимала беспощадные меры и в корне пресекала саботаж.

 

б. Борьба с контр – революцией.

Архангельская губерния, как славящаяся колоссальными недровыми богатствами, лесом, рыбой, пушниной, торфом, каменным углём, пород, ила много фабрикантов – заводчиков и всевозможных предпринимателей. Архангельская Керенщина была на руку больше всего англичанам, решившим прибрать в свои руки богатства Архангельской губернии и принимавшим всевозможные  меры к тому, чтобы подкупить крупных капиталистов работавших с ними соглашателей, делавшие попытки устроить переворот под ширмой «Учредительного собрания»… Несколько попыток были ликвидированы в корне, как кулацкое восстание в г. Емецке, эсэровское восстание в г. Шенкурске и, наконец, был устроен переворот на английское золото, с помощью союзников, под английским главенством, которое началось подпольной организацией под наименованием «Северное Областное Бюро». Некоторые участники этой организации были арестованы и поиски остальных продолжались, но благодаря полученным сведениям, что с 31 июля на 1 августа 1918 года готовится переворот в пользу англичан среди русского офицерства, массовый обыск среди последних ….. нить их заговора, но появлением английских гидропланов, крейсеров…. предательства штаба обороны г. Архангельска, дело раскрытия не удалось довести до конца, ибо Советской власти пришлось эвакуироваться перед грозной контр – революционной силой, перед коей не могла устоять не только Архгубчека, с начала организации до переворота работавшая полтора не совсем оперившаяся и неопытная, но и представитель Наркома Кедров издававший грозные приказы и тов. Эйдук, руководивший работами Архгубчека в связи с массовым арестом офицерства, которые были увезены в В.Ч.К. Чайковщина и Миллеровщина во все стороны посылали свои ряды для завоевания не только всей Арх. губернии, но пытались соедениться с Сибирью,  с Колчаком и пытались двигаться к Котласу, на Вологду. Свои  военные действия координировали с Колчаком на Востоке с Деникиным с Юга с Юденичем с Северо - Запада. Благодаря решительным и своевременно принятым мерам отрядам Архгубчека, во главе с тов. Мандельбаумом, двинувшимся до организации 6-й армии на Усть – Цильму, в Печерском крае белогвардейцам не удалось объединиться с Колчаком, с Сибирью … разбит отряд знаменитого для Архангельской губернии – Максима Ракитина, а сам попался в руки Архгубчека (расстрелян) таким образом, не смотря на тяжёлую борьбу с Миллеровщиной, последний был побеждён. Через 18 месяцев, Архгубчека опять приступила к лихорадочной деятельности в гор. Архангельске. Чайковщина и Миллеровщина после своего панического бегства оставила много вещественных доказательств ценных материалов своей преступной деятельности, Архгубчека была по горло занята своей работой, давшей богатые материалы. Активные контр – революционеры разных мастей, не успевшие удрать во время, были пойманы, оставшиеся были арестованы и Архгубчека твёрдой рукой проводила и проводит свою политику против свирепых врагов Рабочее – Крестьянской власти.

 

в. Спекуляция.

Спекуляция в Архангельской губернии играет доминирующую роль, но она в подавляющем большинстве носит мелкий характер. Спекулянты в Архангельской губернии делятся на два рода. Первые – это такие, кои свои [неразборчиво Ю.Д.]  накопили спекулятивным путём и скрыли от учёта и постепенно по маленьким долям за большие деньги продают своим знакомым, когда нельзя нигде достать, если сопряжено с большими трудностями. Другие – это такие, когда они имеют связь со своими, пристроившимися в Советских учреждениях, главным образом в Совнархозах и Продкомах, и разными хитрыми способами выуживают из Советских кладовых всевозможные товары в малом количестве. Архгубчека раскрыла большие запасы продовольствия у монахов Соловецких островов, в Холмогорах. Спекулянты главным образом торгуют продуктами, деньгами (Чайковскими и Николаевскими) через посредство курсируемых пароходов, но Архгубчека своевременно принимала меры к привлечению всевозможного рода спекуляций.

 

г. Преступления по должности.

Преступления по должности носили мелкий характер за исключением 2 случаев.

 

д. Бандитизм.

За всё время существования Архгубчека было только одно дело. После февральского переворота 20-года в г. Архангельске, когда организованная Транспортная – Железнодорожная Чека, на ст. Исакогорка, туда пристроилось шесть сотрудников, бывших при царизме и Чайковщине неуловимых воров и бандитов. Они производили массовые хищения из пломбированных вагонов на желдороге. По ночам они производили самовольные обыски у окрестного населения, забирая отобранные вещи себе, прикрываясь званием сотрудников Чека. Но благодаря тому, что среди сотрудников ЧК имелись честные работники, которые их накрыли на месте преступления, и дело было передано в Архгубчека. Шесть бандитов были преданы высшей мере наказания – расстреляны.

 

е. Кулацкие восстания.

За всё время существования были предприняты в некоторых частях Архангельской губернии попытки восстания одураченных крестьян под руководством кулаков на почве развёрсток продовольственных с фуражами и трудовой повинности (перевозки военных грузов во время борьбы с Чайковщинонной и Миллеровщинной), но они пресекались в своём зародыше. За всё время были пресечены в корне два крупных кулацких восстания. Вернее восстания одураченных крестьян, под руководством кулацких элементов. В одном случае в Емецке, а в другом – кулаки в союзе с соглашателями. Оба восстания возникли на почве мобилизации в Красную Армию для отражения предполагавшегося тогда наступления союзников в Архангельский край.

Восстание в с. Емецке. Архугбчека в середине июня 1918 года получило тревожные сведения, что в селе Емецке идёт сильное брожение среди крестьян на почве мобилизации, и даже была вооружённая подготовка, сейчас туда двинулся отряд чекистов с красноармейцами. Были приняты все меры предосторожности, и в конце концов была раскрыта контр – революционная организация, перекрывавшаяся именем «Революционного Трибунала», руководимая «Пятёркой» (пятью кулаками), работавшая прежде под названием «Общество защиты прав гражданина Емецкой волости» и субсидируемое местным кулаком – миллионером. При объявлении мобилизации в волости и при дружной поддержке местных кулаков и одураченных ими крестьян был организован под руководством «пятёрки» «Революционный Трибунал» на случай насильственного проведения мобилизации. Для этой цели они организовали конную разведку, которая рыскала на сорок вёрст в окружности на предмет обнаружения карательных советских отрядов. Кулаки и одураченные ими крестьяне были вооружены винтовками и распределились на отряды, которые со всех сторон установили заставы, а дальше шла конная разведка. В их распоряжении имелись два пулемета. При появлении советского отряда должен звонить набат, по которому все окружающие сёла должны были идти на помощь восставшим. Благодаря быстро принятым мерам названную организацию удалось быстро ликвидировать и разоружить. «Пятёрке» не удалось скрыться в лесах, за которой была послана погоня. Общее собрание крестьян Емецкой волости, после выступления представителей Советской власти, вынесло резолюцию о полной поддержке Соввласти, о немедленном проведении мобилизации, каковая прошла хорошо не только в Емецкой волости, но и других. При помощи крестьян были задержаны 6 человек и 1 священник, участники данной контр – революционной организации.

Восстание в г. Шенкурске. Такая же история при мобилизации произошла и в г. Шенкурске, где местные кулаки, белогвардейцы и местные соглашатели воспротивились объявленной мобилизации и арестовали членов Губисполкома: тат. Новова, Андрея Попова и др. и окружили казарму красноармейцев. Посланный Губисполкомом отряд красноармейцев и латышей, во главе с Виноградовым Павлином, подавил восстание в корне и освободил арестованных товарищей Губисполкомцев и других.

 

д. Духовенство.

После февральского переворота в г. Архангельске, в 1920 году, был раскрыт союз духовенства и мирян, который до переворота был недоволен уходом англичан и для укрепления Чайковщины и Миллеровщины принимал всевозможные меры к тому, чтобы выбить из голов рабочих и крестьян мысли о большевистской власти, которую попы обливали всевозможной грязью и анафематством. Но большевистская власть пришла и этот союз принимал всевозможные меры чтобы свалить её при помощи мирян, состоявших из белогвардейцев, кулаков, торговцев и обманутых рабочих и крестьян. Главными руководителями вышеозначенного союза были попы и местный архиерей со всей своей сворой. Главный организатор протоиерей Лелюхин, скрылся за границу вместе с Миллеровской приближенной бандой. Все остальные главные участники в своих показаниях отрицали свою вину, ни из найденного при обыске материала и устава их союза видно было, что этот союз имел самую тесную связь с Англией, Францией, Америкой и другими враждебными странами. Союз просил защиты от большевистской заразы; просил оставить союзные войска в Архангельской губернии и т.п.; собирал крупные суммы денег для этой цели и жертвовали в Фонд борьбы с большевизмом, затем затемнили головы обманутых рабочих и крестьян и затянули партию Миллера на Севере. Весь материал вместе с делом и арестованными направлен а Верховный Трибунал Республики через ВЧК.

 

Об организации и деятельности Архгубчека.

I

Командированный Архгубисполком на Всероссийский съезд советов в мае 1918 года, тов. Лукьянов Петр, сделал между прочим доклад в ВЧК, каковая постановила организовать Архгубчека, комндировав вместе с докладчиком (т. Лукьяновым) в г. Архангельск: Уполномоченного ВЧК – т. Евсеева; следователя ВЧК – т. Пульяновского; сотрудника ВЧК Линдемана и приехавшего из Финляндии, после окончания тамошней гражданской войны, комиссара – инспектора над русскими инструкторами по обучению Финской Красной Гвардии – тов. Виленчика.

В докладе тов. Лукьянов указал, что главные посты советской власти Архгубернии тогда занимали левые эсеры, имевшие большинство представителей в Губисполкоме, председателем коего был левый эсер (т. Андрей Попов). Тогда при Губисполкоме существовала «Секция по борьбе с контр – революцией, пьянством и хулиганством», которой заведовал левый эсер (т. Спиридонов). В то время по г. Архангельску циркулировали упорные слухи, что якобы англичане готовятся захватить Архгубернию в конце мая или начале июня 1918 года с одной стороны, и в противовес англичанам, ту же губернию готовилась захватить белогвардейская Финляндия под руководством Германии. Это послужило толчком. Вместо слабой эсеровской «Секции», ведшей тогда слабую борьбу с контр – революционными элементами, всецело стоявшими на стороне английского захвата, работавшей в высшей степени слабо, необходимо нужно было организовать сильную Губчека, которая должна была навести красный террор против отечественных белогвардейцев с одной стороны и против англичан - с другой.

23 июня 1918 года в г. Архангелске состоялось первое заседание организованной Губчека, в которой Уполномоченный ВЧК – тов. Евсеев  и следующих членов комиссии: Председателем – тов. Лукьянова, Секретарь – тов. Виленчика, Линдемана, Васильченко, Буревалова, Валюшиса каковых утвердил Архгубисполком.

Инструктировали новый состав Комиссии ттт. Евсеев и Пульяновский

Первым делом Комиссия издала обязательное постановление о перерегистрации как огнестрельного, так и холодного оружия, аннулировало все ранее выданные удостоверения на право ношения и хранения оружия.

Затем Комиссия издала постановление, чтобы все торговцы имели соответствующие права торговли, в виду сильно распространённой спекуляции. После проверки были задержаны многие спкулянты, с отобранием большого количества спекулятивных товаров (мануфактура, табак, мука и т.д.). Виновные частью штрафовались соразмерно спекуляции, с конфискацией товаров, частью приговаривались к принудительным общественным работам.

И, наконец, было опубликовано обязательное постановление о регистрации всех иностранных подданных в трехдневный срок.

Город был разделен на несколько районов и был организован повальный обыск, не давший ощутительных результатов. В национальном банке было обнаружено несколько ящиков золотых и серебряных изделий, принятых на хранение под видом меховых вещей. В архиве банка было найдено золото в изделиях и монетах, а также 30 штук револьверов – наган. Золото и часть оружия хранил заведующий архивом банка. В английской транспортной конторе, у заведывающего ею, английского офицера, обнаружено и отобрано было 40 штук винтовок английского образца и много револьверных кольтовских патронов.

В то время, когда город получал хлеб, выпеченный с овсом, в Мурманостройке  была обнаружена в большом количестве белая мука и много белого хлеба, которая шла для нужд администрации Мурманостройки. Всё было конфисковано и направленно в лазареты. Неожиданно была раскрыта контр – революционная организация, работавшая под фирмой «Северное Областное Бюро», при участии правых эсеров и меньшевиков, имевшая связь с Мурманским белогвардейским правительством и союзниками. Были найдены изобличающие документы, на основании которых удалось выяснить, что готовится переворот при помощи контр – революционного офицерства. Пока были пущены в ход все средства, чтобы выяснить местожительства всех офицеров, для поголовного производства у них обыска и их задержания, вспыхнули два восстания: обманутых крестьян под руководством кулаков, в с. Емецкое, руководимое контр – революционной организацией, прикрывавшегося под именем «Революционного Трибунала», состоявшей из пятёрки, и другое в г. Шенкурске, где местные кулаки и контр – революционеры с соглашателями окружили казарму красноармейцев и арестовали членов Губисполкома: тов. Новова, Андрея Попова и др. Оба восстания произошли на почве мобилизации.

В 20-х числах июля 1918 года в Комиссию начали поступать частичные заявления и слухи о готовящемся якобы заговоре против Советской власти в г. Архангельске. 28 июля, вечером, явился в Архгубчека Заведывающий оружием Городской Милиции, тов. Фомин, и заявил, что бывший офицер Стрельников Николай Николаевич, бывш. адъютант по Главнача, предложил ему участвовать в заговоре. 29 июля утром, тов. Смирнов сотрудник Губисполкома, сообщил о таком же предложении от бывшего офицера Соколовского Павла. Из обоих заявлений почти тождественно видно было, что заговор организован был офицерством. Начало восстания было назначено на 31 июля или на 1 августа, в 3 часа ночи, по особому сигналу. Город был разделён на 16 участков. В каждом участке был свой начальник с определённой задачей. План белогвардейцев был таков: занять город со всех сторон, занять радио – станцию и немедленно по ней сообщить союзникам, прося их прибыть и оказать помощь, до прибытия которых, день или два надеялись продержаться сами.

Архгубчика получив такие сведения, срочным порядком предприняла повальные обыски у б. офицерства, которые продолжались бесперерывно трое суток. 30 июля был арестован б. офицер Рыценков Григорий Павлович, у которого была отобрана записная книжка с набросками карты Холмогорского уезда, реки Северной Двины и её притоков. Рыценкову была поручена организация вербовки белогвардейцев по уездам и доставка их под видом рабочих в г. Архангельск. У него же была отобрана квитанция на посланную телеграмму в г. Холмогоры следующего содержания: «Покупка сена откладывается. Баржа за сеном не придёт. Немедленно извещайте продавцов. Расход по извещению беру «на себя»; подписано: «Григорий». Означенную телеграмму, как выяснилось на следствии удалось расшифровать: «Восстание откладывается. Баржи за отрядами не придут. Извести людей». 31 июля обыски в связи с этим продолжались. 1 августа рано утром, над городом появились английские гидропланы и Губисполком получил сведения о появлении около острова «Мудюга» трех английских крейсеров. От Командующего Архангельским районом Потапова в Губисполком поступило заявление, что в виду близости противника  и непосредственной опасности городу, необходима немедленная эвакуация Губисполкома, Банка и других Советских учреждений и о переходе всей полноты власти к нему, Потапову, как Командующему Архангельским Районом. Вслед за этим были получены известия, что батареи острова «Мудюга» - пали. Губисполком организовал штаб обороны во главе с Потаповым и от Губисполкома туда вошли: Степан Попов, Вахрамеев и ещё один товарищ. Началась эвакуация Советских учреждений. Все ценности удалось вывезти. Архгубчека, не имея в своем распоряжении вооруженных сил, согласно предложения Губисполкома, решил эвакуироваться в последний момент. Эвакуировались и выехали с Губисполкомом все Советские учреждения. Остались лишь единичные товарищи. В последний момент, при погрузке Архгубчека на пароход «Некрасов», который должен был уже отойти, глубокой ночью, с1 на 2 августа в Президиум Архгубчека (в каюте парохода) пришел Начальник Роты латышских Стрелков и сообщил, что весь штаб Потапова пьян. Сейчас же нач – ку роты было дано распоряжение довести до сведений представителей Губисполкома при Штабе Обороны тов. С. Попову и Вахрамееву и принять все меры к выяснению. Если появятся какие – либо подозрения в предательстве, то арестовать весь штаб. Из разговора с К – ром роты Латстрелков выяснилось, что вся рота посажена на баржу и стоит около пристани. Железный отряд, прибывший из Петрограда по распоряжению Потапова, был отправлен по ту сторону реки на вокзал. Факт отсылки преданных революции отрядов из города показался подозрительным. Относительно Потапова не смотря на то, что у него была рекомендация от тов. Троцкого (до левого эсеровского восстания в Москве, Потапов был в хороших отношениях с «ЛЕВЫМ – ЭСЕРОМ» Муравьевым), в Архгубчека имелись неблагоприятные сведения. По приезде Потапова в Архангельск, благодаря его конспиративной жизни и подозрительных разговоров с разными чистильщиками сапог восточного типа, которые приехали вместе с Потаповскими дико – дивизниками и казаками - желтолампасниками. После тщательного обыска в гостинице «Троицкие номера», где жил Потапов, который производили члены Президиума (Лукьянов, Виленчик и Линдеман) Архгубчека, Потапов был арестован. Также были арестованы члены штаба, но за неимением веских материалов и по требованию Военполиткома тов. Куликова, арестованные были отпущены, но слежка за ними продолжалась. Дальнейшие поступки Потапова опять же начали вызывать подозрения. Так, например: роты Латышских стрелков, находившихся в распоряжении Архгубчека, под видом отсылки в г. Вологду, Потапов от Архгубчека отобрал. Под таким же предлогом были сняты пулеметы, находившемся в Комиссии. Лишь по сношению Губисполкома с Центром и телеграммы на имя Потапова  из Центра, латышские стрелки должны были остаться в г. Архангельске. Комиссией была установлена связь Потапова с английскими офицерами через одну проститутку. Комиссия собрала материал, и готовилась арестовать, но неожиданно быстро разыгравшиеся события расстроили намерения. В 2 часа ночи на 2 – е августа1918 года Комиссия последней на пароходе «Некрасов» выбыла вслед за ушедшими раньше пароходами, из г. Архангельска, вверх по реке Сев. Двине и в 7 часов утра догнали уехавших раньше.

Так закончился первый этап деятельности Архгубчека.

 

II

Второй этап Архгубчека провела исключительно на пароходе, со 2 – го августа 1918 года, до окончания навигации, т.е., до 20 октября 1918 года.

В 8 час. 30 мин. утра, 2- го августа 1918 года, п/х Губисполкома перехватил телеграмму следующего содержания: «г. Архангельск пал. Власть перешла в руки Членов Учредительного Собрания. Принять все меры к поимке большевиков, захвативших народное достояние». Получив такое неожиданное известие, Губисполком устроил объединенное совещание членов Губисполкома и Губчека по вопросу о дальнейшем следовании и выборе места остановки органов Архгубисполкома. Мнения разделились: часть предлагала остаться в пределах Архангельской губернии, выбрав для резиденции Губисполкома один из уездов Арх. губернии; другая часть предлагала ехать в г. Вологду, как железнодорожный и телеграфный центр, мотивируя свое предложение тем, что в уезде Губисполком будет отрезан как от центра, так и от губернии, вследствии неимения в уездах средств сообщения, телеграфа и типографии. Большинством голосов постановили остаться в пределах Арх. губернии, ценности же эвакуировать в г. Вологду.

Во время дальнейшего следования поступили сведения, что в некоторых уездах и волостях движение белогвардейцев не подавлено и с появлением союзников воспрянет с новой силой. Виду таких тревожных сообщений, Губисполком постановил следовать до г. Котласа Северо – двинской губернии, где выждать события и снестись, как с Центром, так и с уездами Архангельской губернии, для каковой цели в с. Семеновском (Северодвинский Березняк) был занят телеграф, где была оставлена охрана и разведка из 3-х членов Губисполкома и 6 чекистов.

4 августа утром прибыли в г. Котлас. На п/х Губисполкома было устроено объединенное совещание из Членов Коллегии отделов Губисполкома, Президиума ГУбисполкома, членов Коллегии, Губчека и Членов Котласского Исполкома, на котором постановили отправить представителей  от Губисполкома, Губчека и Целедфлота в г. Вологду для доклада информации о разыгравшихся событиях в г. Архангельске и Архангельской губернии представителям центра и Вологодскому Губисполкому с просьбой о помощи, в результате чего были приняты меры к организации в срочном порядке Штаба Котласского Военного Района и двинуты силы из Вологды, Котласа и В. Устюга. Архгубчека после приезда в г. В. – Устюг устроила экстренное собрание всех чекистов, где была вынесена резолюция двинуться на передовые позиции, чтобы приостановить наступление и бороться с белогвардейцами и союзниками, впредь до подхода помощи, как было обещано. Резолюция чекистов была отправлена в Архгубисполком для предложения совместного выступления и не медля двинуться в г. Котлас для приступления к работе. По приезде в г. Котлас, Архгубчека приступила к вооружению надёжного парохода, посадила отряд в 39 человек, погрузила оружие, снаряды, 3 пулемета, продовольствие и двинулась вниз по реке Сев. Двине, по направлению к г. Архангельску. 8 августа утром, около с. Пучуги встретились с сотрудником Губчека, разведчиком, шедшим из Березника, с телеграфа, который сообщил, согласно телеграфных данных, что в Усть-Пинеге находятся до 500 человек англичан при орудии и выше Усть-Пинеги крейсируют белогвардейские пароходы, каковые скоро должны прибыть в д. Березники, где на телеграфе находилось 3 члена Губисполкома и 5 человек из отряда коммунистов. Чекисты на п/х. поехали на разведку и в ночь с 11 на 12 августа произошло первое столкновение. Несмотря на превосходство противника, чекисты их сдерживали и первым удалось приостановить наступление белых впредь до подхода обещанной помощи; с которыми чекисты принимали энергичное участие в боевых операциях до 25 августа, когда получили телеграфное рвспоряжение ВЧК приняться за свои непосредственные обязанности.

Губчека получила в свое распоряжение 3 парохода, которые крейсировали от передовых позиций до г. Котласа, по реке Северной Двине и от Котласа до Усть-Сысольска по реке Вычегде, где Архгубчека организовала отряд в 80 человек – коммунистов (не чекистов), который отправился в Печорский край, в г. Усть-Цыльму, во главе с тов. Мандельбаумом, ввиду полученных сведений, что там оперируют белогвардейцы с англичанами. Тов. Мандельбаум, получив задания от Архгубчека и Главнокомандующего Котласским Военным Районом, должен был отрезать и приостановить дальнейшее продвижение белогвардейцев, прокладывавших себе путь на соединение с Сибирскими белогвардейцами.

Пароходы Архгубчека двинулись на передовые позиции, где совместно с командующим Северо – Двинским фронтом окончательно разработали план деятельности и по водному пути, между передовой позицией до Котласа и до Усть – Сысольска.

В одном пароходе помещался Президиум, Общая Концелярия и Комендатура, где решались окончательно, т.е. производились расстрелы, дела арестованных, кои помещались в трюме. В другом были два Отдела: контр – революционный и спекулятивный и их Общая Канцелярия и третий пароход исполнял всевозможные задания имея связь с передовыми позициями, Котласом и двумя чекистскими пароходами. Пароход президиума производил (комендатура) проверку документов всех, едущих на передовые позиции и от туда, проверял почту, перлюстрировал письма, проверяя на крупных пристанях состав исполкомов, организовывал Комитеты Бедноты, которых вооружал отобранным во время обыска оружием, выступал на митингах, производил обыски и аресты и т.п.

Таким образом, Губчека на пароходах работала до окончания навигации и в поисках зимней резиденции, после того, как выяснилось, что в Котласе не было свободных помещений, решено было направиться в г. В.-Устюг, чтобы зазимовать там, для продолжения своей работы с тем, чтобы иметь связь с уездами Архангельской губернии, не занятых белыми. Это второй этап.

 

III

Третий этап начался с момента приезда Архгубчека в г. В. – Устюг. На первом заседании решался вопрос о дальнейшей деятельности Архгубчека. Одна часть Членов Коллегии предложила образовать бюро из 3-х Членов Президиума, оставив при себе несколько сотрудников, с передачей всех остальных во временное распоряжение СевДвинГубчека. Другая часть – предложила слиться с СевДвинГубчека на равных началах. Большинством голосов прошло второе предложение. Ответная телеграмма ВЧК одобрила постановления Архгубчека, предложила немедленно слиться на равных началах с СевДвинГубчека.

30 октября 1918 года состоялось объединенное заседание 2-х Комиссий: Архгубчека и СевДВинГубчека, в котором постановили работать вместе на равных началах, наименована в объединенную Комиссию – «СевДвинГубчека Котласского Военного Района», под председательством тов. Лукъянова (Предархгубчека) и Секретарством тов. Виленчика (Секретарь Архгубчека). Благодаря проискам бывшего Председателя СевДвинГубчека тов. Сорвачева, несмотря на то, что он голосовал за тов. Лукьянова, Северо – Двинские Губисполком и Губкомпартии утвердили Председателем объединенных Комиссий тов. Сорвачева. Архгубчека не желая из-за председательства приостанавливать работу, постановила условно допустить председательствование тов. Сорвачева и командировать представителей от 2-х Комиссий в г. Вологду в Архгубисполком и Губком для доклада о неутверждении Северо – Двинцами выбранного (единогласно) Председателя объединённых Комиссий тов. Лукьянова.

Работа СевДвинГубчека была слабо организованна и работала вяло, через месяц аппарат объединенных Чека был уже окончательно надёжен. Во время совместной деятельности ничего существенного и крупного не было. Были исключительно мелкие дела. Благодаря тому, что Северо – двинцы по вопросу о расстрелах считались с «общественным мнением», были дела, на основании коих необходимо нужно было расстрелять 17 человек. На объединённых заседаниях удалось провести 17 человек под расстрел почти единогласно, и то благодаря тому, что тов. Сорвачев находился в дипломатической командировке…

Переписка между двумя Губисполкомами не привела ни к чему по вопросу о трениях между архангельцами и северо – двинцами. В глаза бросилась сильная подготовка архангельцев и ничего нестоящими северо-двинцами, коих необходимо нужно было заменить другими, но политика  с точки зрения «своей колокольни» сделала то, что Архгубисполком предложил Архгубчека выделиться и выехать к нему в г. Вологду. 26 января 1919 года Архгубчека Фактически выделилась, проводила свои дела и порядок, подготовлялась к отъезду в г. Вологду. Неожиданно красная армия взяла уездный город Шенкурск Архангельской губернии, куда все учреждения Губисполкома, а также и Архгубчека решили выехать.

 

IV

Четвертый этап начинается с 26 февраля 1919 года, с момента приезда Архгубчека в г. Шенкурск, до 22 февраля 1920 г., и за это время дела носили исключительно мелкий характер, за исключение Ракитинского восстания в Верхо-Паденгской волости Шенкурского уезда.

Согласно полученных сведений 25 апреля 1919 г., там появились контр – революционеры, братья Ракитины с группой вооруженных людей в 9 человек из местных крестьян, которые во – главе и под руководством Максима Ракитина вооружали винтовками всех примкнувших к ним крестьян, для выступления против Советской Власти. Ими были арестованы местные Совработники и коммунисты, не успевшие своевременно скрыться. Население сочувственно относились к ним и оказывало всевозможные услуги. Получив такие сведения, после объединенного совещания в Губисполкоме из представителей Губчека, Губком и Уездкома срочным порядком был организован отряд в 50 человек под командой т. Рекстина, Вридотряда ВОХР, которые двинулись вместе с двумя следователями и з сотрудниками Губчека в Верхопаденгскую волость, где произошло восстание. Благодаря своевременно принятым мерам восстание удалось ликвидировать активных из зачинщиков арестовать, кроме Ракитина Максима, Скрыпова Ал-дра, главных руководителей, успевших скрыться. После ликвидации восстания по делу арестованных ракитинцев были расстреляны … человек, но благодаря тщательным поискам, в октябре 1919 года удалось поймать и главных зачинщиков – М. Ракитина и А. Скрыпова, расстрелянных в г. Архангельске, после взятия его Красной Армией.

И наконец, были расстреляны два бывших кулака – торговца, за значительный шпионаж. Они были агентами белогвардейской контр – разведки, оставшиеся при отступлении белых из Ростовской волости и Шенкурского уезда, с целью шпионажа. В г. Шенкурске, с момента приезда был организован Особый Отдел, который был ликвидирован 5 сентября 1919 года в виду разногласий между Предархгубчека, тов. Балакиревым, и в виду плохой налаженности, отсутствия работников, а также и дел.

На основании полученных сведений, в ночь с 18 на 19 февраля 1920 года, что Арх-ск взят Красной армией, начали приготовляться к отъезду и 22 февраля Архгубчека выехала в г. Архангельск.

 

V

28 февраля 1920 года Архгубчека прибыла в Г. Архангельск и приступила к организационной деятельности, поместившись там, где работала с момента переворота Архангельская Чрезвычейная  Следственная Комиссия по борьбе с контр – революцией, под председательством тов. Герасимова. Первым делом Архгубчека потребовала отчёт о деятельности Герасимовской Комиссии, в результате чего председатель ее, тов. Герасимов, был арестован по обвинению в преступлениях по должности совместно с нач-ком Губисправдома, В. Дорофеевым, а через несколько времени были арестованы: тов. Председателя и следователь Попов, комиссар Грязнов. Герасимов был подвергнут принработам вне лагеря на 6 месяцев; Попов – исключен из списков Чека; комиссар Грязнов – расстрелян за участие в белогвардейской контр – разведке; Грязнов Александр Станиславович (г. р. 1900 Архангельск – 15.04.1920). Нча-к Исправдома Комиссара Кедрова подвергнут принработам на 6 месяцев вне лагеря.

После принятия отчета от Герасимовской Чека и приобщения всех дел и имущества к делам и имуществу Архгубчека, был принят почти весь штат от первого Чека в составе последней, после тщательной проверки.

17 марта 1920 года были окончательно распределены работы между сотрудниками и членами Архгубчека. Было получено пополнение от ВЧК и Губкома сотрудниками. Постепенно организованы были Политбюро при Шенкурской, Онежской, Пинежской, Мезенской, Печорской, Кемской, Чувашской и Холмогорской Уездмилциях, а в Мурманском уезде, согласно предложения тов. Кедрова, Полномочного Представителя ВЧК, в виду отдаленности и трудности сообщения Мурманского Района с губернским центром – была организована Мурманская Уздечка, которая впоследствии была преобразована в Политбюро.

Организационная работа Архгубчека шла на первых порах вширь, но вглубь наладить не удалось, во-первых, потому, что штат был недостаточен для полного заполнения, согласно выработанного штата для губернских Чека, во-вторых, даже если штат удался бы заполнить, все – таки не хватило бы работников, чтобы обслуживать Архангельскую губернию. Губернские штаты были выработаны для всех Губчека в общегубернском масштабе, и для Архангельской губернии они оказались неприемлемыми, ибо каждый уезд Архангельской губернии равнялся любой губернии в центральной России, а вся Архангельская губерния по территории равнялась вместе взятым как Германии, Франции, и Англии (без их колоний). Поэтому Архгубчека в этом отношении слабо работала. Хуже всего обстояла разведка, информация и статистика, каковые с момента организации Архгубчека, в июне 1918 года по июль 1920 года не могли быть налажены, как следует, по двум причинам: первое, не было достаточного количества сотрудников и хорошо знающих дело инструкторов, ибо малое число сотрудников принуждено было работать, не покладая рук, имея несколько должностей, а вторая, и самая главная – это частая переброска самой Архгубчека в разные места Архангельской и Северо – Двинской губернии.

Начиная с июля 1920 года Архгубчека впервые действительно имеет возможность развернуть свою деятельность как следует, не только в ширь, но и в глубь, и только теперь, бросая взгляд на все время деятельности Архгубчека, можно сказать, что Архгубчека развернет свою работу как следует и будет достойна носить имя Губчека.

 

Статистическая часть.

Полного отчета за время деятельности Архгубчека предоставить нет возможности в виду того, что Архгубчека, организовавшись 23 – го июня 1918 года в г. Архангельске, работала в городе 1 ¼  месяца, с большими недостатками как организационного характера, отбиваясь, покинуть г. Архангельск под напором контр – революционных и англоамериканских банд. После чего ей пришлось, вместо того, чтобы продолжать свою прямую обязанность, отражать нападение и сдерживать наступление на Фронте, до подхода сил. Затем Архгубчека, на пароходах, принялась за свои обязанности, но они уже носили в большинстве случаев «водный» характер, до окончания навигации, после чего Архгубчека начинает работать совместно, на равных началах с СевДвинГубчека до 26 января 1919 года, впредь до занятия города Шенкурска красной армией, с 26 января 1919 года по 20 февраля 1920 года. За это время, ввиду малочисленности сотрудников и не имея в своих рядах статистики, Архгубчека в Шенкурске была слабо организованна и на территориях Шенкурского уезда имела исключительно мелкие дела, за исключением Ракитинского восстания. Лишь с момента взятия г. Архангельска Архгубчека приступает к полной организации, нол при недостаточном штате, при колоссальной территории Архангельской губернии. Все это вместе взятое не дало возможности работать в нормальных рамках, и в добавок не была введена статистическая система учета деятельности Чека. После получения от ВЧК соответсвующих приказов и распоряжений, по статистике, Арохгубчека с большим трудом наладила таковую, но опять таки, благодаря постоянным переводам, ей не удалось охватить все дела; Три месяца деятельности Архгубчека с СевДвинГубчека представлены в отчетах последней, и только начиная с марта сего года, за тот период времени, когда Советская власть, после освобождения г. Архангельска развернула свою деятельность.

В настоящий отчет не включены регистрированные Архгубчека арестованные Комиссией М.С. Кедров, а даны сведения, исключительно касающиеся Архгубчека. Поэтому общие цифры настоящего отчета могут не сойтись с теми сведениями, кои представлялись нами в ВЧК согласно таблицы №11.

 

I. – Об арестованных.

С 1 марта по 1 октября 1920 года было арестовано: 1644 человека, каковые распределяются по следующим группам:

 Из этого количества на 1 октября с/г. находилось под заключением 202.

 

II. – О расстрелянных.

За этот период было расстреляно 148 человек, каковые распределяются по следующим составам преступлений:

По социальному положению расстрелянные распределяются в следующем виде:

III.- О приговоренных в концлагерь принработ.

Всего приговорено в концлагерь принработ за отчетный период 419 человек, кои распределены по нижеследующим срокам:

По социальному положению приговоренные в концлагерь принработ распределяются в следующем виде:

По составу преступления приговоренные в концлагерь принработ делятся на нижеследующие:

IV. – О заложниках.

Всего арестовано на правах заложников было 13 человек, на коих 11 человек отправлено  в ВЧК, а двое содержало в концлагере принработ, заложники распределяются в следующем виде:

V. – Об освобожденных.

За отчетный период освобождено всего 600 человек, кои распределяются по характеру освобождения в следующем виде:

По социальному положению они распределяются в следующем виде:

VI. – О контр – революционных организациях.

За отчетный период обескровлены 4 контр – революционные организации, кои распределяются в следующем виде:

Выслано в другие губернии под надзор Губчека – 8 человек; отправлено на фронт 33 человека, на конях 2 человека.

Категория: Публикации | Добавил: admin | Рейтинг: 5.0/1
Просмотров: 11489 | Теги: Архангельская губерния

[30.12.2013]«Камаз» загорелся из-за неисправности магнитолы
[30.12.2013]Березничанина будут судить за применение насилия к полицейскому
[27.12.2013]Победители конкурса на лучшее новогоднее оформление
[26.12.2013]Ситуацию с ледовыми переправами обсудили в областном правительстве
[26.12.2013]В озёрах Виноградовского района будут выращивать рыбу



Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]